#294

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 5)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.12;
Тема: защита по назначению; небрежное представление интересов;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

03.03.2017 г. в АПМО поступила жалоба Р. в отношении адвоката Г., в которой сообщается, что 19.02.2017 заявитель был задержан и допрошен в качестве подозреваемого, при допросе адвокат отсутствовала, она появилась только 20.02.2017 г. и подписала протокол допроса, в котором не участвовала и протокол задержания. Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 50 УПК РФ, у заявителя были сутки на заключение соглашения с адвокатом, и уже утром 20.02.2017 г. у него было заключено соглашение с адвокатом. Адвокат с заявителем не встречалась, не выясняла у него наличие адвоката по соглашению, не выяснила точного времени задержания.

В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.

К жалобе заявителем не приложено каких-либо документов.

Заявитель Р. извещён надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явился, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в его отсутствие.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она сообщила, что 19.02.2017 г. осуществляла защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ при его допросе в качестве подозреваемого. Заявитель рассказал ей о существе дела, до приезда адвоката он уже был допрошен в качестве свидетеля, давал признательные показания. Родственники заявителя сообщили, что у него будет адвокат по соглашению, но только при рассмотрении в суде вопроса о мере пресечения.

К письменным объяснениям адвоката не приложено каких-либо документов.

В заседании комиссии адвокат поддержала доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснила, что следственные действия с заявителем носили неотложный характер, от её услуг Р. не отказывался.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.

19.02.2017 г. адвокат в порядке ст. 51 УПК РФ осуществляла защиту заявителя при его допросе в качестве подозреваемого.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.

Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами. Заявителем не представлено доказательств, подтверждающих отсутствие адвоката при его допросе 19.02.2017 г. в качестве подозреваемого.

Вместе с тем, как указывается в Разъяснении Совета АП г. Москвы от 24.09.2015 г., адвокат, назначенный защитником задержанного подозреваемого или заключенного под стражу подозреваемого, обвиняемого, прибыв к дознавателю, следователю, обязан выяснить точное время фактического задержания, заключения под стражу и, после свидания с подозреваемым, обвиняемым наедине, не принимать участия в каких-либо процессуальных действиях до истечения, предусмотренного ч. 4 ст. 50 УПК РФ 24-часового срока для явки приглашенного защитника.

Невыполнение данного разъяснения будет расцениваться как нарушение п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, устанавливающих обязанность адвоката честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать права и законные интересы доверителя, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушения прав доверителя ходатайствовать об их устранении.

Комиссия считает возможным и необходимым применение указанного разъяснения к рассматриваемому дисциплинарному производству, поскольку иное приводит к ситуации, когда часть адвокатов, исполняющих защиту по назначению на территории г. Москвы и состоящие в реестре адвокатов данного субъекта РФ, должны руководствоваться данным разъяснением, тогда как другая часть, состоящая, например, в реестре адвокатов Московской области, таким разъяснением руководствоваться не должна, что нельзя признать правильным в свете единообразия стандартов оказания юридической помощи.

Адвокатом на обозрение комиссии представлен протокол допроса заявителя в качестве подозреваемого от 19.02.2017 г. Как следует из протокола, следователем были разъяснены права, предусмотренные ст. 49 УПК РФ. Однако, адвокат не представила каких-либо доказательств разъяснения заявителю ч. 4 ст. 50 УПК РФ, что означает фактическое лишение его права на приглашение защитника в течении 24 часов с момента задержания.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Р.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15484