#292

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 3)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

31.01.2017 г. в АПМО поступила жалоба доверителя В. в отношении адвоката Ч. в которой сообщается, что заявитель в декабре 2013 г. обратился к адвокату за оказанием юридической помощи в суде по двум гражданским делам. Письменного соглашения с адвокатом не заключалось, была достигнута договорённость о выплате вознаграждения по результатам рассмотрения судебных дел. Адвокату была выдана доверенность. Первое дело было рассмотрено судом с вынесением решения 14.01.2014 г., по второму – 25.02.2014 г. По представительству в данных делах претензий к адвокату заявитель не имеет.

Однако, в октябре 2014 г. заявитель обратился в суд с другим иском, интересы ответчика представлял адвокат Ч. (решение вынесено 30.04.2015 г.). В сентябре 2015 г. заявитель вновь обратился в суд, и адвокат вновь представлял интересы ответчика (решение вынесено 15.12.2015 г.). Аналогичная ситуация произошла в 2016 г. (решение вынесено 13.12.2016 г.). В решении суда было указано, что адвокат воспользовался ранее полученной от заявителя информацией и использовал её ему во вред. Заявитель считает, что адвокат не вправе был принимать поручения по указанным гражданским делам, тем более, что предметом иска являлось имущество в спорах о котором адвокат принимал участие со стороны заявителя.

Адвокат в письменных объяснениях, не отрицая фактических обстоятельств, изложенных в жалобе, пояснил, что никаких сведений, которые он мог бы использовать против заявителя он не знал и не мог знать. На вопросы членов комиссии адвокат пояснил, что не знает откуда в судебном решении взялась фраза о том, что он действовал во вред заявителю.

В заседании комиссии представитель заявителя поддержала доводы жалобы, на вопросы членов комиссии пояснила, что адвокат снял арест с недвижимости заявителя, которые был наложен в интересах В., который страдает патологической алкогольной зависимостью, и в результате его недвижимость была продана.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав стороны и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

Фактические обстоятельства, изложенные в жалобе, адвокатом не оспариваются, но стороны дают им различную правовую оценку.

Недопустимость действий против законных интересов доверителя является одним из первичных постулатов, основой основ профессиональной деятельности адвоката. В силу п.п. 2 п. 4 ст. 6 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица. Согласно п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам заявителя.

Вопреки вышеуказанным нормам адвокат Ч. в 2013-2014 г.г. оказывал юридическую помощь заявителю, а в 2015-2016 г.г. лицу, интересы которого противоречили интересам заявителя. Комиссия обращает внимание на недостаточное понимание адвокатом нравственных начал адвокатской деятельности, поскольку последний, упускает из виду, что ранее при представлении интересов заявителя в суде он идентифицировал себя перед государственными органами и иными лицами как представитель В. Кроме того, оказав заявителю юридическую помощь, адвокат стал носителем сведений, составляющих предмет адвокатской тайны, срок хранения которой не ограничен во времени (см. ст. 8 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" и ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Кроме того, в решении О-го городского суда от 13.12.2016 г. по иску заявителя к Е., вступившим в законную силу 20.01.2017 г., указывается, что адвокат представлял интересы ответчицы, но ранее он представлял интересы заявителя в суде и «воспользовался имеющейся у него информацией во вред В., участвуя в судебных процессах с противоположной стороны».

Согласно ст. 13 Гражданского процессуального кодекса РФ, вступившие в законную силу судебные акты являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения в судебном порядке принимаются всеми органами и организациями на территории Российской Федерации, в том числе, если они имеют значение для разрешения дисциплинарного спора, чем обеспечивается правовая определённость и непротиворечивость судебных актов.

На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия пришла к выводу о наличии в действиях адвоката Ч. нарушения п.п. 2 п. 4 ст. 6 ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем В.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15484