#290

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 1)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию допустимого повода;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: соглашение адвоката с доверителем; небрежное представление интересов;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

01.12.2016 г. в АПМО поступило представление зам. нач. УМЮ по МО, в котором указывается, что 29.07.2016 г. между адвокатом Б. и Ж. было заключено соглашение на защиту Б-ва. по уголовному делу. В предмет соглашения адвокат включила переквалификацию действий с ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 228.1 УК РФ. Адвокат не участвовала в следственных действиях, проводимых с Б-вым., не согласовывала с ним позицию, отказалась предоставлять Ж. информацию по делу. Поэтому Ж. было принято решение о расторжении соглашения с адвокатом и возврате выплаченного вознаграждения в размере 950 000 рублей.

К материалам также приложено письмо Вице-президента АПМО от 18.11.2016 г. № 2424 Ж., в котором указывается, что поданная им жалоба в отношении адвоката Б. не содержит указаний на конкретные нарушения, допущенные адвокатом, а также указание на принятие в отношении адвоката мер дисциплинарной ответственности.

В заседании комиссии адвокат не согласилась с доводами представления, пояснив, что они не соответствуют действительности, во всех следственных действиях она принимала участие, позиция согласовывалась, пунктов о переквалификации обвинения в соглашение не включала.

На обозрение членов комиссии представлены материалы адвокатского производства, подтверждающие доводы объяснений адвоката.

Рассмотрев доводы представления и объяснений адвоката, изучив представленные документы и материалы адвокатского производства, комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п. 4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.

К представлению приложено обращение следователя, доводы которого в представлении не отражены, а само обращение направлено сопроводительным письмом как в дополнение к ранее направленным материалам. Само письмо не оформлено в виде дополнительного представления и не содержит дополнительных обвинений в отношении адвоката.

Комиссия отмечает, что согласно п. 1 ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», квалификационная комиссия создается для приема квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, а также для рассмотрения жалоб на действия (бездействие) адвокатов. Закон не наделяет дисциплинарный орган адвокатской палаты субъекта РФ правом конкретизации обвинения. Напротив, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Дополнение комиссией обвинений в отношении адвоката являлось бы прямым нарушением принципа равенства участников дисциплинарного производства.

Поэтому комиссия считает не подлежащими к рассмотрению по существу доводы, содержащиеся в обращении следователя.

Далее комиссия отмечает, что в соответствии с п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются:

1) жалоба, поданная в адвокатскую палату другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем, а равно - при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований - жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи в порядке ст. 26 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»;

2) представление, внесенное в адвокатскую палату вице-президентом адвокатской палаты либо лицом, его замещающим;

3) представление, внесенное в адвокатскую палату органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры;

4) обращение суда (судьи), рассматривающего дело, представителем (защитником) по которому выступает адвокат, в адрес адвокатской палаты.

Наличие определённого перечня поводов для возбуждения дисциплинарного производства указывает, что, по общему правилу, заявитель, относящийся к определённой группе лиц (доверитель, судья, адвокат, представитель территориального органа Минюста РФ) обращаясь с дисциплинарным обвинением в отношении адвоката, защищает самостоятельные интересы, отличные от интересов заявителей другой группы. Иное не позволяет вообще устанавливать какой-либо перечень поводов для возбуждения дисциплинарного производства. Возможность дублирования поводов законодательство об адвокатской деятельности не предусматривает.

Представление основано на жалобе Ж., являющегося доверителем адвоката Б. Из представленных документов усматривается, что ранее Ж. самостоятельно обращался в АПМО с жалобой в отношении адвоката. Письмом Вице-президента АПМО от 18.11.2016 г. № 2424 Ж. было предложено привести жалобу в соответствие с п.п. 6 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно конкретизировать обвинения, выдвигаемые в отношении адвоката.

Дублирование жалоб доверителей в отношении адвокатов представлениями управления Минюста РФ по субъекту РФ не относится к целям создания и не указывает на защиту подобным способом каких-либо интересов Минюста РФ, вытекающих из целей и задач создания данного органа государственной власти.

Кроме того, в своих заключениях комиссия неоднократно отмечала, что отношения отношений между адвокатом и клиентом носят лично-доверительный характер, что обусловлено как тем, что доверитель сообщает адвокату сведения о своей личной жизни или сведения, составляющие адвокатскую тайну, так и тем, что между ними складываются доверительные отношения, в силу которых обе стороны предполагают, что другая сторона действует разумно и добросовестно. Поэтому только доверитель вправе ставить перед дисциплинарными органами вопрос о надлежащем оказании ему адвокатом юридической помощи. Делегирование этого полномочия органам государственной власти закон не предусматривает.

Несоответствие рассматриваемого представления вышеуказанным требованиям Кодекса профессиональной этики адвоката, не позволяет комиссии рассматривать его в качестве надлежащего повода для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката.

На основании изложенного, комиссия вынесла заключение о том, что в ходе рассмотрения дисциплинарного производства обнаружено отсутствие допустимого повода для возбуждения дисциплинарного производства.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=15484