#288

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 14)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

06.07.2016 г. в АПМО поступила жалоба Г. в отношении адвоката Б. в которой заявитель сообщает, что 20.04.2016 г. между ними было заключено соглашение на оказание юридической помощи Г. Адвокату выплачено вознаграждение в размере 100 000 рублей. Поскольку адвокат не оказывал юридической помощи, Г. потребовала расторгнуть соглашение и возвратить ей 75% вознаграждения (75 000 рублей). Адвокат согласился и 10.06.2016 г. стороны подписали соглашение о расторжении соглашения от 20.04.2016 г. Адвокат обещал 14.06.2016 г. возвратить вознаграждения, но перестал отвечать на телефонные звонки и до настоящего времени вознаграждение не вернул.
В жалобе ставится вопрос о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности.
К жалобе заявительницей приложены копии следующих документов:

  • соглашения об оказании юридической помощи на предварительном следствии Г.;
  • квитанции к приходному кассовому ордеру на сумму 100 000 рублей;
  • заявления о расторжении соглашения от 04.05.2016 г. с подписью адвоката в его получении;
  • соглашения о расторжении соглашения от 09.06.2016 г. Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых он сообщает, что надлежащим образом оказывал юридическую помощь Г. Заявительница выразила желание расторгнуть соглашение и он не возражал, по поводу возникшей претензии адвокат ничего пояснить не может. Согласен вернуть часть вознаграждения, но для этого ему нужны паспортные данные заявителя, а он их предоставлять отказывается. К письменным объяснениям адвоката приложена копия постановления Т-го районного суда г. Москвы от 21.04.2016 г.

В заседании комиссии адвокат Б. на вопросы членов комиссии пояснил, что при решении вопроса о возврате гонорара он предложил заявителю два варианта: перечислить на расчётный счёт или получить наличные денежные средства. Г. должна была предоставить ИНН и паспортные данные, которых не было при заключении соглашения, поскольку оно было заключено в пользу третьего лица. Необходимость предоставления паспортных данных и ИНН обусловлено требованиями бухгалтерского учёта. Заявитель отказалась предоставлять эти данные, уклонялась от встреч. Вместе с тем, адвокат не рассматривал вопрос о возможности перечисления денежных средств на депозит к нотариусу.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы и заслушав адвоката, комиссия приходит к следующим выводам.
20.04.2016 г. между сторонами рассматриваемого дисциплинарного производства было заключено соглашение на защиту Г. Заявитель расторгла соглашение досрочно, 09.06.2016 г. между сторонами было подписано соответствующее соглашение, по которому адвокат обязался вернуть 75% полученного вознаграждения.
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Заявитель расторгла соглашение досрочно, 09.06.2016 г. между сторонами было подписано соответствующее соглашение, по которому адвокат обязался вернуть 75% полученного вознаграждения.
Оценивая действия адвоката по исполнению обязательства перед доверителем по возврату вознаграждения, комиссия учитывает, что ранее дисциплинарное производство откладывалось для предоставления времени для возврата неотработанной части вознаграждения и примирения сторон. Комиссия критически относится к объяснениям адвоката о том, что заявитель уклонялась от предоставления адвокату паспортных данных и ИНН. Адвокат, как профессиональный независимый советник по правовым вопросам, не мог не знать, что для подтверждения надлежащего исполнения обязательства, согласно п.п. 4 п. 1 ст. 327 ГК РФ, должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, если обязательство не может быть исполнено должником вследствие уклонения кредитора от принятия исполнения. Таких действий адвокат не предпринял. Довод адвоката о том, что он запрашивал у заявителя данные расчётного счёта не находит своего подтверждения и опровергается заявителем.
Кроме того, за время возникновения и развития конфликта, ставшего предметом дисциплинарного разбирательства, адвокат не обратился в Совет АПМО с заявлением о предоставлении разъяснений о его действиях в сложившейся ситуации.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Б. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Г.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1420