#287

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 13)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; небрежное представление интересов; финансовые нарушения;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

31.10.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Т. по жалобе доверителя Е. в котором указывается, что заявитель заключила с адвокатом соглашение на защиту Ж. Адвокату выплачено вознаграждение, предусмотренное соглашением. Адвокат, как полагает заявитель, ненадлежащим образом выполняла свои обязательства, потребовала выплаты дополнительного вознаграждения в размере 500 000 рублей под угрозой прекращения осуществления защиты. После заявления о расторжении соглашения, адвокат не определила сумму отработанного вознаграждения и не предприняла мер по его возврату.
В жалобе заявитель сообщает, что адвокат получила 400 000 рублей без предоставления какой-либо финансовой документации. Ненадлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей выразилось в том, что адвокат неподготовленная приходила в заседание суда, не знала, в каком изоляторе находится подзащитный, замолчала ставший ей известный факт того, что после задержания Ж. допрашивался с адвокатом по назначению – Л., которая подписывала фактически готовый протокол допроса. С заявлением о расторжении соглашения и возврате 400 000 рублей вознаграждения заявитель обратилась к адвокату 02.10.2016 г.
В жалобе ставится вопрос о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности и обязании к возврату денежных средств.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • соглашений об оказании юридической помощи от 10.02.2016 г., от 10.05.2016 г., от 15.09.2016 г.;
  • рукописного письма адвоката отцу Ж. от 26.09.2016 г.; Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

10.02.2016 г. между заявителем и адвокатом было заключено соглашение на защиту Ж. на предварительном следствии, сумма вознаграждения 100 000 рублей.
10.05.2016 г. между заявителем и адвокатом на защиту Ж. в суде первой инстанции (до вынесения приговора), сумма вознаграждения 300 000 рублей.
Также комиссии представлено соглашение об оказании юридической помощи на защиту Ж. в суде апелляционной инстанции. Данное соглашение заявителем не подписано, в графе «сведения о проделанной работе» имеется запись «необходимо доплатить 300 000 рублей учитывая многократность судебных заседаний до 18.07.2016 г. и 18.08.2016 г. изучение … делом и клиентом».
В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Доводы обвинения, выдвинутого заявителем в отношении адвоката, равно как и доводы объяснений адвоката, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами.
Адвокат по электронной почте представила объяснения, в которых сообщила, что доплата потребовалась в связи с увеличением объёма работы, весь оплаченный гонорар ею отработан в полном объёме, после расторжения соглашения представила доверителю расчёт отработанного вознаграждения. Однако, документов, подтверждающих указанные обстоятельства, адвокат не представила.
02.10.2016 г. заявитель обратилась к адвокату с требованием о возврате денежных средств за не оказанные услуги. В такой ситуации адвокат была обязана, действуя разумно и добросовестно, после отказа доверителя от его услуг, принять меры по согласованию суммы неотработанного вознаграждения, подлежащей возврату доверителю, либо объяснить доверителю по какой причине она не имеет правовой возможности разрешить названные вопросы.
В распоряжение комиссии представлено рукописное письмо адвоката отцу подзащитного от 26.09.2016 г. о том, что до 01.10.2016 г. необходимо оплатить 200 000 рублей за защиту Ж. в суде апелляционной инстанции 15, 19.09.2016 г., а «при последующей защите доплатить 100 000 рублей за судодень, посещение в сизо 90 000 рублей независимо от времени «и по мере роста цен в стране будет увеличиваться гонорар».

Пересмотр размера гонорара за осуществление защиты в уголовном судопроизводстве, фиксированного в соглашении об оказании юридической помощи, возможен только с добровольного согласия доверителя. Понуждение последнего в случае отказа увеличить изначально определенную сумму вознаграждения к расторжению соглашения составляет серьезный дисциплинарный проступок, который порочит честь и достоинство профессии адвоката, умаляет авторитет адвокатуры.

Адвокат должен заранее озаботиться определением размера гонорара и порядка его выплаты доверителем, и с предельной ясностью сформулировать эти существенные условия в соглашении.
Адвокат Т. этого условия не выполнила. Комиссия считает недопустимой ситуацию, когда адвокат произвольно требует увеличение размера вознаграждения, при этом обосновывая свои требования «ростом цен в стране».
Отдельно комиссия обращает внимание на следующую ситуацию. В своих письменных объяснениях адвокат сообщает, что она обратится в УФМС по Т-ой области «по лишению всех троих свидетельств о предоставлении им временного убежища и выдворения их из России, поскольку они за 7 месяцев общения с ними скрывали от меня своё действительное место работы и адрес проживания в Л-х» и далее «в случае дальнейшего шантажа путем подачи необоснованной жалобы в АПМО и других требований по возврату отработанного гонорара я буду вынуждена обратиться в органы по поводу отношения семьи Ж. к «наркобизнесу»…».
Комиссия считает такие высказывания адвоката в отношении доверителя недопустимыми. Адвокат не только превышает необходимые для защиты от дисциплинарных обвинений пределы разглашения сведений, составляющих адвокатскую тайну, но и полагает возможным использовать эти сведения против доверителя. Поэтому комиссия просит Вице-президента АПМО вынести представление о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Т. по данным обстоятельствам.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Т. нарушения п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Е.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1420