#286

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 12)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

31.10.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Т. по жалобе доверителя С. в котором указывается, что адвокат, осуществляя защиту осуждённого С. по его жалобе в порядке ст. 125 УПК РФ, не согласовал с ним позицию по делу, не исполнил надлежащим образом своих профессиональных обязанностей, не подал апелляционную жалобу.
В частности, в жалобе сообщается, что адвокат участвовал в судебном заседании 30.03.2016 г. «по инициативе суда». Заявитель указывает, что он хотел лично защищать свои интересы и появление адвоката негативно отразилось на результатах рассмотрения жалобы, поскольку адвокат не предпринял никаких попыток объяснить позицию по жалобе, не просил перенести судебное заседание для согласования позиций, не подал апелляционную жалобу.
К жалобе не приложено каких-либо документов.
В письменных объяснениях адвокат не согласился с доводами жалобы, пояснив, что, будучи дежурным адвокатом, он принял поручение М-го городского суда на защиту заявителя на 06.02.2016 г. Он ознакомился с жалобой. Судебные заседания несколько раз откладывались по причине непредставления М-кой городской прокуратурой материалов проверки. В судебном заседании заявитель ходатайствовал об ознакомлении с материалами проверки, адвокат его поддержал, больше никаких вопросов не решалось. Адвокат считает несостоятельным довод о том, что он не согласовывал позицию с заявителем, поскольку последний заявил об отказе от защитника, но суд отказ отклонил, и он согласился с участием адвоката.
К письменным объяснениям адвоката приложены копии следующих документов:

  • ордера адвоката от 05.02.2016 г.;
  • заявления адвоката об ознакомлении с материалами дела от 05.02.2016 г.;
  • протоколов судебных заседаний от 08.02.2016 г., 21.03.2016 г., 30.03.2016 г.;
  • протокола судебного заседания рассмотрения дела в апелляционном порядке от 06.09.2016 г. и апелляционного постановления М-го областного суда от 06.09.2016 г.

В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии, на вопросы членов комиссии пояснил, что заявитель жаловался на то, что ему не предоставляют материалы прокурорской проверки и просил предоставить ему копии этих материалов. В настоящее время заявитель отбывает наказание в виде лишения свободы, доводы его жалобы рассматривались апелляционной инстанцией. В ходе рассмотрения жалобы в суде первой инстанции заявитель никаких ходатайств не заявлял.

Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат Т. осуществлял защиту заявителя в порядке ст. 51 УПК РФ при рассмотрении в суде его жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ. Защита осуществлялась в трёх судебных заседаниях. Согласно представленных протоколов судебных заседаний, 08.02.2016 г. судебное заседание отложено в связи с неявкой гособвинителя, 21.03.2016 г. судебное заседания отложено т.к. заявитель не был доставлен, 30.03.2016 г. жалоба была рассмотрена судом по существу.

При рассмотрении дисциплинарного производства комиссии исходит из презумпции добросовестности адвоката (п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката), обязанность опровержения которой возлагается на заявителя.
В судебном заседании 30.03.2016 г. заявитель участвовал посредством видеоконференцсвязи, ходатайств от него не поступало, отказ от защитника он не заявлял, адвокат поддержал мнение заявителя, высказанное в судебном заседании.
Комиссия считает, реализация адвокатом прав, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, в частности заявление каких-либо ходатайств, зависит от избранной тактики защиты, согласованной с доверителем. В любом случае, ставя в вину адвокату отсутствие ходатайств, заявитель должен указать какие именно ходатайства должны быть заявлены и каким образом они влияли на защиту его прав.
Комиссия также указывает, что законодательство об адвокатской деятельности не устанавливает обязательного обжалования адвокатом судебного акта, принятого по результатам рассмотрения жалобы, поданной осуждённым в порядке ст. 125 УПК РФ.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1420