#284

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 10)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: соглашение адвоката с доверителем; инициировано вице-президентом;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В распоряжении о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката Л., основанном на представлении Вице-президента АПМО указывается, что адвокат, действуя вне рамок исполнения профессиональных обязанностей, направил от своего имени адвокатские запросы, ответы на которые были в дальнейшем приобщены по его ходатайству к материалам доследственной проверки по заявлению о возбуждении уголовного дела, поданного Л. и С.
К представлению Вице-президента АПМО прилагается сопроводительное письмо У МЮ РФ по МО с представлением следователя от 18.07.2016 г., в котором указывается, что адвокат Л., действуя из личной заинтересованности и используя статус адвоката, а также с целью привлечения К. и С-ва. к уголовной ответственности, направил в ООО «С» запрос для получения интересующей его информации, который впоследствии по его заявлению был приобщён к материалам дела.
Также к представлению следователя приложены копии:

  • заявления С. о привлечении к уголовной ответственности ЖСК «М» и ООО «С» и аналогичного заявления Р.;
  • ходатайства от 03.07.2016 г. и аналогичного повторного ходатайства Л., С., Р. от 04.07.2016 г. следователю о направлении запросов для сбора доказательств;
  • ответа ООО «С» адвокату Л. от 24.01.2013 г., в котором на его запрос сообщается, что денежные средства от К. в счёт исполнения договорных обязательств С-вым. не поступали; Адвокатом представлены копии следующих документов:
  • искового заявления в Королёвский городской суд о возврате денежных средств, в качестве истцов выступают адвокат и С-в., ответчик К.;
  • заявления адвоката Л. о проведении проверки в отношении следователя от 23.10.2016 г.;
  • пояснений С-ва., в которых он указывает, что адвокат направил запрос на основании заключённого с ним соглашения об оказании юридической помощи;
  • соглашения об оказании юридической помощи от 27.12.2012 г., заключённого между С-вым. и адвокатом Л. на представление интересов С-ва в К-м городском суде по гражданскому делу; В заседании комиссии адвокат Л. пояснил, что направлял запрос в 2013 г. не в собственных интересах, а в интересах С-ва., с которым у него было заключено соглашение об оказании юридической помощи. Адвокат полагает, что представление следователя явилось результатом того, что он и С-в. добиваются привлечения следователя к ответственности. Рассмотрев доводы представления, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

Адвокатский запрос предназначен для получения сведений, требуемых для оказания квалифицированной юридической помощи, и не может быть использован в качестве сбора доказательств в том случае, если адвокат не является профессиональным представителем по делу, а выступает в качестве его непосредственного участника, заинтересованного в разрешении поданного им заявления. В этом случае на него не распространяются гарантии и профессиональные права, предоставленные законом адвокату, включая право на направление адвокатского запроса.

Поэтому адвокатский запрос не может быть использован в качестве сбора доказательств в том случае, если адвокат не является профессиональным представителем по делу, а выступает в качестве его непосредственного участника.
Вместе с тем, как установлено в ходе рассмотрения дисциплинарного производства, 27.12.2012 г. между адвокатом с С-ым. было заключено соглашение об оказании юридической помощи в виде представительства по гражданскому делу по иску к К. в К-м городском суде. Запрос в ООО «С» о предоставлении сведений о поступлении денежных средств от К. в счёт исполнения обязательств С-ым., был направлен адвокатом в рамках исполнения обязательств, принятых по соглашению об оказании юридической помощи, в интересах С-ва.
Данные обстоятельства подтверждаются объяснениями С-ва. и представленной копией соглашения об оказании юридической помощи.
В период действия соглашения об оказании юридической помощи С-ву. адвокат самостоятельным участником процесса не являлся, запрос был направлен не в собственных интересах адвоката.

Последующее использование ответа на запрос в качестве доказательства по уголовному делу, в котором С-в. и адвокат Л. являлись самостоятельными участниками, не образует дисциплинарного проступка, поскольку иное устанавливало бы не предусмотренное законом ограничение на представление доказательств С-вым.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1420