#283

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 9)

Регион: Московская область
Итог разбирательства:
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.10 п.2; КПЭА ст.23 п.2 абз.2;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

30.09.2016 г. Президентом АПМО вынесено распоряжение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката К. по жалобе доверителя Б. в котором указывается, что заявитель в интересах своего сына заключила с адвокатом несколько соглашений, по которым адвокат обязался добиться переквалификации обвинения, предъявленного сыну, а в случае, если этого не получится – вернуть денежные средства. Обещанный адвокатом результат достигнут не был, однако денежные средства адвокат не вернул.
К жалобе заявителем приложены копии следующих документов:

  • соглашения от 15.06.2016 г. на защиту по уголовному делу Б-на, размер вознаграждения определён в сумме 2 000 000 рублей;
  • соглашения от 04.05.2016 г. на защиту по уголовному делу Б-на. в УФСКН СЗАО размер вознаграждения 150 000 рублей;
  • соглашения от 30.07.2016 г. на защиту по уголовному делу Б-на. в Х-ом суде г. Москвы размер вознаграждения 150 000 рублей, в котором имеется пункт о том, что при достижении положительного результата «назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ» доверитель вносит дополнительную плату. Адвокатом не представлено письменных объяснений, а равно иных документов в отношении доводов жалобы. В заседании комиссии заявитель поддержала доводы, изложенные в жалобе. Рассмотрев доводы жалобы, заслушав заявителя и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.

В силу п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан честно, разумно, добросовестно и активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, а также честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности.
Адвокат, на основании соглашения с заявителем, осуществлял защиту Б-на. Всего по трём вышеуказанным соглашениям адвокату выплачено 2 600 000 рублей. Однако, как указала заявитель в устных объяснениях, адвокат защиту Б-на. в суде не осуществлял, Б.А.А. от него отказался, уголовное дело до настоящего времени находится в производстве суда. Денежные средства адвокат не вернул.
Согласно п.п. 2 п. 2 ст. 23 КПЭА, письменные доказательства и документы, которые участники намерены представить в комиссию, должны быть переданы ее секретарю не позднее двух суток до начала заседания. Квалификационная комиссия может принять от участников дисциплинарного производства к рассмотрению дополнительные материалы непосредственно в процессе разбирательства, если они не могли быть представлены заранее.

Письменных объяснений в отношении доводов жалобы адвокатом не представлено.

Статьёй 1 КПЭА устанавливаются обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.
В качестве традиционного подхода комиссия считает возможным указать точку зрения Московского совета присяжных поверенных о том, что «присяжный поверенный, не представив объяснения против жалобы, тем самым признаёт правильность взводимого на него обвинения в бездействии…» (См. Двадцатипятилетие Московских присяжных поверенных. Сборник материалов. М. 1891 г. С. 143).

Поэтому в своих заключениях комиссия отмечала, что непредставление адвокатом объяснений в отношении доводов жалобы как нельзя расценивать иначе как непредставление доказательств, опровергающих доводы жалобы заявителя, что, в свою очередь, подтверждает неисполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем.

Таким образом, адвокат не преступал к исполнению поручения в виде защиты Б-на. в суде, но до настоящего времени не вернул неотработанное вознаграждение.
Комиссия не может рассматривать такое поведение адвоката в виде разумного, честного и добросовестного.
Кроме того, в соглашении от 15.06.2016 г. адвокатом указано: «Поверенный обязуется добиться переквалификации действий Б-на. с покушения на сбыт наркотических средств на хранение наркотических средств без цели сбыта т.е. на ст. 228 ч. 2 УК РФ, в случае невыполнения условий, указанных в дополнительном соглашении, возврат гонорара в полном объёме», что прямо противоречит п. 2 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой, адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю обещания положительного результата выполнения поручения.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката К. нарушений п.п. 1 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 8, п. 2 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем Б., выразившееся в том, что адвокат включил в соглашение от 15.06.2016 г. обещание достижения положительного результата исполнения поручения, а после досрочного расторжения соглашения не вернул доверителю неотработанное вознаграждение.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1420