#28

Решение Совета Адвокатской палаты Хабаровского края от 28 февраля 2017 года

Регион: Хабаровский край
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.2 п.2 подп.4; ФЗ ст.6 п.2; ФЗ ст.7 п.1 подп.4; ФЗ ст.17 п.2 подп.2; ФЗ ст.21 п.5; ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.25 п.3; ФЗ ст.25 п.4; ФЗ ст.25 п.5;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.9 п.1 подп.1; КПЭА ст.9 п.3; КПЭА ст.15 п.6; КПЭА ст.19 п.2;
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи; адвокат дал объяснения;
Дата: 28 февр. 2017 г.
Вид документа: Решение Совета АП

Текст документа

Присутствовали: Кушнарев В.Г., Садохин В.А., Афонин Р.Г., Генералова Е.В., Рыбалко Е.В., Седлер Е.В., Казанцев А.Г.
Повестка дня:

Рассмотрение заключения квалификационной комиссии АПХК в отношении адвоката Ш. возбужденного на основании представления Вице-президента АПХК В.А. Садохина.

На заседание Совета явился адвокат Шухов Н.А.

Кушнарев В.Г. ознакомил членов Совета с заключением квалификационной комиссии АПХК в отношении адвоката Ш.

Ш. отвечал на вопросы членов Совета и давал пояснения по заключению квалификационной комиссии АПХК. Своей вины он не отрицает.

Члены Совета обсудив данный вопрос перешли к голосованию — поступило предложение объявить адвокату Ш. предупреждение и рекомендовать избрать форму адвокатского образования — коллегию адвокатов — вместо адвокатского кабинета.

При голосовании — вынести предупреждение — единогласно.
Решение Совета Адвокатской палаты Хабаровского края

28 февраля 2017 года г. Хабаровск

Совет в составе Кушнарева В.Г., Садохина В.А., Казанцева А.Г., Афонина Р.Г., Генераловой Е.В., Седлер Е.В., Рыбалко Е.В.,

Рассмотрев в закрытом заседании представление Вице — президента В.А. Садохина в отношении адвоката Ш.:

Вице — президент АПХК В.А. Садохин обратился с представлением о необходимости возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Ш., в связи с тем, что 20.12.2016 г. в Адвокатскую палату Хабаровского края поступила жалоба гр-на N. из которой следует, что 10.03.2016 г. между его бывшей супругой B. и адвокатом Ш. был заключён договор об оказании юридических услуг по гражданскому делу о признании долговых обязательств общим имуществом супругов.

18.07.2016 г. Ш. получил от В. 25 тысяч рублей за оказание ей юридических услуг. В судебных заседаниях Ш. пояснял, что он не является адвокатом, и заключил договор об оказании юридических услуг с В. как физическое лицо, и лишь 09.12.2016 г. в судебном заседании при рассмотрении вопроса о взыскании расходов на оплату услуг представителя, представил суду ордер адвоката.

  1. полагает, что адвокат Ш. осуществлял представительство В. в судебных заседаниях с нарушением Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ и Кодекса профессиональной этики адвоката, так как адвокат не вправе оказывать юридические услуги (правовую помощь) вне рамок адвокатской деятельности. В связи с этим N. просит привлечь Ш. к дисциплинарной ответственности.

К жалобе приобщён компакт диск с аудиозаписью судебных заседаний по данному гражданскому делу от 08.12.2016 г. и от 09.12.2016 г. Аудиозапись содержится в четырёх файлах.

Файл названный «продолжение» от 08.12.2016 г. содержит аудиозапись, из которой следует, что N. заявил в судебном заседании, о том, что Договор об оказании юридических услуг, заключённый 10.03.2016 г. между B. и Ш. недействителен, так как Ш. является адвокатом и в соответствии с Законом об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ должен был заключить соглашение об оказании юридической помощи. Ш. в опровержение позиции N. заявил, что договор заключался между двумя физическими лицами.

Файл названный «начало m4a» от 09.12.2016 г. содержит аудиозапись, из которой следует, что Ш. заявил в суде, о том, что ГПК не запрещает участие адвоката в суде в качестве представителя. Он также принимал участие в суде апелляционной инстанции по данному гражданскому делу. То, что он является адвокатом, не имеет отношения к настоящему делу.

Между тем, жалоба N. не может быть поводом для возбуждения в отношении адвоката Ш. дисциплинарного производства, так как N. не является его доверителем.

Однако, в действиях адвоката Ш. усматриваются нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

Так, в поступивших материалах имеется ксерокопия «Договора об оказании юридических услуг», заключённого 10 марта 2016 г. Договор не содержит сведений о его регистрации в документации адвокатского кабинета.

Сторонами указанного Договора являются B. именуемая «Доверителем» и Ш. именуемый «Исполнителем».

В пункте 1 договора, названном «Предмет Договора» указано — что Доверителем поручается Исполнителю оказание юридической помощи Доверителю в соответствии с требованиями статьи 779 ГК РФ.

В пункте 2 договора, названном «Обязанности Исполнителя», указано, что Исполнитель принимает на себя обязанности по оказанию юридической помощи в рамках рассмотрения гражданского дела в Центральном районном суде г. Хабаровска в виде консультирования на всех стадиях процесса, разработки процессуальных документов, участия в судебных заседаниях, иных действий необходимых для достижения положительного результата по делу.

В соответствии с пунктом 4.3. договора, оплата услуг производится Доверителем путём наличного расчёта. Факт оплаты подтверждается распиской Исполнителя. Оплата услуг по данному договору производится в соответствии с положениями ст. 781 ГК РФ. Договор подписан В. и Ш. с указанием их адресов и паспортных данных.

К указанному договору имеется Акт выполненных работ от 18.07.2016 г., согласно которому, стороны претензий друг к другу не имеют.

Из судебной доверенности, удостоверенной нотариусом за номером 27АА 0648265 от 10.03.2016 г. видно, что В. уполномочила Ш. представлять ее интересы в суде.

Из решения Центрального районного суда г. Хабаровска от 14.07.2016 г. следует, что суд рассмотрел гражданское дело с участием Ш., действующего в качестве представителя истца по встречному иску В. к N. Исковые требования были удовлетворены судом в полном объёме.

В вышеуказанных документах каких-либо упоминаний о том, что Ш. является адвокатом, не содержится.

Договор об оказании юридических услуг от 10.03.2016 г. между В. и Ш. заключён, как указано в договоре, в соответствии с требованиями ст. 779 ГК РФ, которая регламентирует заключение договора возмездного оказания услуг.

Оплата услуг по заключенному договору определяется, в соответствии с положениями ст. 781 ГК РФ, которая регламентирует порядок оплаты Заказчиком услуг оказанных Исполнителем, по договору возмездного оказания услуг.

Таким образом, несмотря на то, что Заказчик в договоре назван Доверителем, между сторонами был заключён договор возмездного оказания услуг, что вытекает из текста договора, а также указаний в договоре на статьи 779 и 781 ГК РФ, регламентирующих договор возмездного оказания услуг.

В договоре отсутствуют указания на адвоката, принявшего поручение в качестве поверенного и его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате, порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения, размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения и другие существенные условия, определённые Законом.

В соответствии со ст.25 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, адвокатская деятельность осуществляется на основе Соглашения между адвокатом и доверителем. Таким образом, только Соглашение об оказании юридической помощи, заключённое в порядке, предусмотренном ст. 25 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре, является гражданско-правовым договором, на основе которого осуществляется адвокатская деятельность.

Существенными условиями соглашения являются указание на адвоката, принявшего исполнение поручения в качестве поверенного, а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате.

Это означает, что Соглашение об оказании юридической помощи, является гражданско-правовым договором основанном на договоре поручения, регулирующим порядок оказания доверителю юридических услуг поверенным (адвокатом).

В соответствии с ч. 2 ст. 779 ГК РФ правила договора возмездного оказания услуг не применяются к договору поручения, а следовательно и к Соглашению об оказании юридической помощи, которое основано на договоре поручения.

Таким образом, Соглашение об оказании юридической помощи не может основываться на договоре возмездного оказания услуг, сторонами которого является Заказчик и Исполнитель.

Отсутствие Соглашения об оказании юридической помощи с указанием его существенных условий, является нарушением законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

Установлено, что адвокат Ш. не заключил с В. Соглашение об оказании юридической помощи, в порядке, предусмотренном статьёй 25 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, а заключил с ней Договор возмездного оказания услуг в порядке ст. 779 ГК РФ допустив нарушение требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

Заключение адвокатом Ш. с В. договора возмездного оказания услуг, игнорирование им требований статьи 25 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, отсутствие в заключённом договоре указания на адвоката, принявшего к исполнению поручение в качестве поверенного, его принадлежности к адвокатскому образованию и к адвокатской палате, предмета поручения, размера и характера ответственности адвоката принявшего исполнение поручения, порядка и размера компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения, условий выплаты доверителем вознаграждения за оказанную юридическую помощь, указывает на то, что Ш. умышленно оказывал юридические услуги В. вне рамок адвокатской деятельности.

Кроме того, из пункта 4.3. Договора между В. и Ш. следует, что факт оплаты услуг по договору подтверждается распиской Исполнителя, что противоречит законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, так как первичным документом бухгалтерского учёта в адвокатском образовании является квитанция и приходный кассовый ордер, а не расписка о получении денег адвокатом от доверителя.

Из заключённого договора видно, что пункт 1.1 Договора, определяет предмет договора. Однако в соответствии с действующим законодательством, в Соглашении об оказании юридической помощи, указывается предмет поручения. В данном договоре предмет поручения не указан, а предмет договора является неопределённым, так как не содержит указаний о том, на каких именно стадиях гражданского судопроизводства будет оказываться юридическая помощь, кроме рассмотрения дела в Центральном районном суде г. Хабаровска.

Между тем, Ш. осуществлял представительство В. как на стадии судебного разбирательства в суде первой инстанции, так и в апелляции.

Из ксерокопии квитанции к приходному кассовому ордеру № 18072016 от 18.07.2016 г. и ксерокопии приходного кассового ордера с тем же номером и датой, следует, что от В. принято 25 тысяч рублей. В квитанции и приходном ордере имеется подпись Ш. Подпись В. в указанных документах отсутствует.

Так же имеется расписка от 18.07.2016 г. о получении Ш. от В. денег в сумме 25 тысяч рублей. В расписке отсутствует подпись В.

На имя президента Адвокатской палаты Хабаровского края поступила копия объяснения В. от 26.12.2016 г., из которого следует, что она никаких претензий к Ш. не имеет. Расписку изготовила самостоятельно и попросила Ш. в ней расписаться о получении им денежных средств, так как передавала ему деньги в вечернее время в автомобиле. Квитанцию Ш. предоставил ей на следующий день.

Квитанция к приходному кассовому ордеру оформлена без учёта Решения Совета ФПА РФ от 19.01.2007 года, рекомендовавшего бланк квитанции о получении адвокатом денежных средств, в котором указывается полное наименование адвокатского образования, либо лица, учредившего адвокатский кабинет, номер и дата соглашения об оказании юридической помощи, а также ставится подпись лица, выплатившего вознаграждение адвокату.

Адвокат обязан выполнять Решения Совета ФПА РФ и должен оформлять квитанции на бланке, рекомендованном Советом ФПА РФ, с обязательной подписью лица, выплатившего вознаграждение адвокату.

Отсутствие подписи В. в квитанции о внесении денег в адвокатское образование, не только ущемляет её права в случае возникновения спорной ситуации, но и не соответствует порядку учёта доходов и расходов адвокатского кабинета.

15.08.2016 г. В. обратилась в Центральный районный суд г. Хабаровска с заявлением о взыскании с N. расходов на оплату услуг представителя в сумме 25 тыс. рублей, в котором указала, что услуги Ш. заключались в следующем: консультации, подготовка отзыва на исковое заявление, подготовка встречного искового заявления, представление её интересов в предварительном судебном заседании, представление её интересов в трёх судебных заседаниях при рассмотрении дела по существу.

09.12.2016 г. указанное заявление было рассмотрено Центральным районным судом г. Хабаровска с участием Ш. Определением суда требования В. были удовлетворены. При этом в определении суд указал, что Ш. в судебном заседании заявил, что он принимал участие в рассмотрении дела не как адвокат, а как представитель. Наличие у Ш. статуса адвоката не влияет на его участие в качестве представителя по гражданско-правовому договору.

Из объяснений адвоката Ш. от 26.12.2016 г. следует, что 10.03.2016 г. он заключил договор (соглашение) с В. об оказании ей юридических услуг. Поскольку полномочия адвоката на основании ордера в гражданском процессе являются усечёнными, ему, по его просьбе, была выдана доверенность на представление интересов В. в суде, с необходимым спектром полномочий. 14.07.2016 г. суд первой инстанции вынес Решение в пользу В., которое апелляционным судом оставлено в силе. Во всех заседаниях суда он ордер не предъявлял, а действовал на основании доверенности. Вопрос его адвокатского статуса не поднимался, поскольку это не имело отношения к сущности рассматриваемого спора. Заявление о взыскании расходов на оплату услуг представителя, В. подала самостоятельно. Документы, подтверждающие факт оплаты также готовила самостоятельно, поэтому к заявлению о взыскании расходов на оплату услуг представителя не была приобщена квитанция к приходному кассовому ордеру, выданная им В. после получения от неё денег. Расписку в получении денег он выдал В. по её просьбе, так как передача денег происходила в вечернее время в автомобиле, в связи с чем, оформить кассовый ордер он не мог. Квитанцию он передал ей на следующий день. Полагает, что жалоба подана на него. в связи с неудачей в данном процессе.

На заседании квалификационной комиссии адвокат Ш. пояснил, что согласен с тем, что допустил нарушение. В дальнейшем обязуется нарушения не допускать.

В соответствии подпунктом 4 пункта 2 статьи 2; пунктом 2 статьи 6 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, оказывая юридическую помощь адвокат, в том числе, участвует в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве. В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.

Следовательно, участие адвоката в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве по доверенности, не противоречит действующему законодательству, но и не освобождает адвоката от соблюдения правил оказания юридической помощи исключительно в рамках адвокатской деятельности. В соответствии с правилами адвокатской профессии, он не вправе оказывать юридическую помощь как лицо, не являющееся адвокатом.

Адвокат, осуществляя представительство, не освобождается от обязанностей по заключению Соглашения об оказании юридической помощи в порядке, установленном статьёй 25 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ.

Участие адвоката Ш. в качестве представителя в гражданском процессе по гражданско-правовому договору, заключённому без учёта требований законодательства об адвокатуре, влечёт его ответственность за нарушение порядка оказания адвокатом юридической помощи которая, в данной ситуации, была оказана вне рамок адвокатской деятельности.

Проступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры; неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем должны стать предметом рассмотрения квалификационной комиссии и Совета адвокатской палаты, проводимого в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными Кодексом профессиональной этики адвоката (п.1 и 2 ст.19)

Установлено, что адвокат Ш. в период с 10.03.2016 г. по 09.12.2016 г. оказывал юридическую помощь В. без заключения Соглашения об оказании юридической помощи в порядке ст. 25 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, на основании Договора возмездного оказания услуг, в виде правового консультирования, подготовки юридических документов, участия в судебных заседаниях, осуществляя представительство В. как лицо, не являющееся адвокатом, то есть вне рамок адвокатской деятельности.

Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката (пункт 2 статьи 4 КПЭА). Следовательно, лицо, имеющее статус адвоката, не вправе оказывать юридическую помощь в нарушение законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, вне рамок адвокатской деятельности, что нарушает законные интересы доверителя, самого адвоката, и причиняет существенный вред адвокатской корпорации.

В соответствии с пунктом 5 статьи 21 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, соглашения об оказании юридической помощи в адвокатском кабинете заключаются между адвокатом и доверителем и регистрируются в документации адвокатского кабинета.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 25 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет из себя гражданско-правовой договор, заключаемый между доверителем и адвокатом.

В соответствии с подпунктами 1,2,3,4,5 пункта 4 статьи 25 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, существенными условиями соглашения являются: 1) указание на адвоката, принявшего исполнение поручения в качестве поверенного, а так же на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате; 2) предмет поручения; 3) условия выплаты вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;4) порядок и размер компенсации расходов адвоката принявшего исполнение поручения; 5) размер и характер ответственности адвоката, связанных с исполнением поручения.

В соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 7 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ адвокат обязан: 4) соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта РФ, Федеральной палаты адвокатов РФ, принятые в пределах их компетенции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан руководствоваться Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим кодексом (КПЭА).

В соответствии с пунктом 6 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1, пунктом 3 статьи 9 КПЭА, адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя; вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь) за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, а также участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе.

Таким образом, Советом установлено, что в действиях адвоката Ш. имеются нарушения требований:

подпункта 4 пункта 1 статьи 7; пункта 5 статьи 21; пунктов 1,2, подпунктов 1, 2, 3, 4, 5 пункта 4 статьи 25 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; а так же пункта 1 статьи 8; подпункта 1 пункта 1, пункта 3 статьи 9; пункта 6 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого 1 Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 г.

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенные умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом. (п. 1 ст. 18 КПЭА).

Доводы представления Вице-президента АПХК Садохина В.А., нашли своё полное подтверждение в ходе рассмотрения дисциплинарного производства на заседании квалификационной комиссии АПХК.

Исходя из заключения квалификационной комиссии АПХК Совет считает , что в действиях адвоката Ш. имеются нарушения норм Закона и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно подпункта 4 пункта 1 статьи 7; пункта 5 статьи 21; пунктов 1,2, подпунктов 1, 2, 3, 4, 5 пункта 4 статьи 25 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; а так же пункта 1 статьи 8; подпункта 1 пункта 1, пункта 3 статьи 9; пункта 6 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого 1 Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 г.

На основании изложенного, руководствуясь ст.17 п.2 пп.2.3 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» ст.18 п.6 пп.2 Кодекса профессиональной этики адвоката вынести адвокату Ш. предупреждение.

В кабинет приглашается адвокат Ш., которому оглашено решение Совета Адвокатской палаты .

Президент Адвокатской палаты
Хабаровского края Кушнарев В.Г.

https://advokatdv.ru/node/632