#271

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2016 года (фрагмент № 12)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА:
Тема: адвокат дал объяснения; нарушение этических норм; взаимодействие с судом;
Дата: 30 июн. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением Президента АП МО от 02.02.2016 г., на основании обращения судьи К., возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Ш.
В обращении судьи говорится, что в производстве суда находится уголовное дело, по которому адвокат Ш. выступает защитником подсудимого И. Адвокат позволяет себе обращаться к суду сидя, перебивает председательствующего и других участников процесса, опаздывает в судебные заседания. 05.11.2015 г. адвокат опоздал на 25 минут, 30.11.2015 г. – на 44 минуты, 08.12.2015 г. – 16 минут, 21.12.2015 г. – на 40 минут, 25.01.2016 г. – на 15 минут. Кроме того, 25.01.2015 г. адвокат повысил голос на председательствующего и государственного обвинителя, обвинив последнего в злоупотреблении его правами. Также адвокат позволил себе смеяться над подзащитным, а на замечание суда сказал, что он кашлял, а не смеялся. Позволял себе повышать голос на подзащитного, его позиция неоднократно расходилась с позицией подзащитного.
В обращении ставится вопрос о разъяснении адвокату его обязанностей и регламента судебного заседания.
К обращению заявителем не приложено каких-либо документов.
В письменных объяснениях, оглашённых в заседании комиссии, адвокат не согласился с доводами обращения, пояснив, что доводы обращения являются надуманными, не соответствуют действительности, направлены на устранение адвоката из процесса. Судья неоднократно допускала нарушение прав подзащитного, поэтому адвокат подал две жалобы председателю суда и одну жалобу председателю Мосгорсуда, неоднократно заявлял возражения и отвод судье. Судья отказала адвокату в выдаче разрешения на свидание с подзащитным, запрещала передавать ему процессуальные документы, начинала судебный процесс с опозданием на 1-2 часа, препятствовала адвокату в предоставлении доказательств. 25.01.2016 г., во время допроса свидетеля, судья через судебного пристава пыталась передать свидетелю записку. Адвокат заявил возражения на действия судьи и просил занести её действия в протокол. После этого судьи попросила пристава вернуть ей записку. Представитель потерпевшей также видел эти действия судьи и поддержал заявление адвоката, а также сообщил, что в судебном заседании 13.01.2016 г. судья передавала записку прокурору. После этого заявления прокурор попросил об отложении судебного заседания, а судья вновь попыталась передать ему записку. Адвокат потребовал исследовать и огласить записку. Судья продемонстрировала записку, в которой было написано: «Вас пишет адвокат». Адвокат считает, что посредством передачи записок судья направляет ход судебного процесса с обвинительным уклоном, консультирует прокурора. По данным обстоятельствам адвокатом была подана жалоба председателю суда.
К письменным объяснениям адвокатом приложена аудиозапись судебного заседания 25.01.2016 г., а также копии следующих документов: заявления об отводе судьи, возражений на действия председательствующего, жалобы председателю суда.
В заседании комиссии адвокат поддержал доводы, изложенные в письменных объяснениях, на вопросы членов комиссии пояснил, что никогда не допускал опозданий в судебные заседания.
По ходатайству адвоката к материалам дисциплинарного производства приобщена стенограмма аудиозаписи судебного заседания от 25.01.2016 г. по уголовному делу по обвинению И. по ч. 2 ст. 161 УК РФ.
Заявитель – судья К. извещена надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, в заседание комиссии не явилась, в связи с чём, членами комиссии, на основании п. 3 ст. 23 КПЭА, принято решение о рассмотрении дисциплинарного производства в её отсутствие.
В заседании комиссии прослушана аудиозапись судебного заседани от 25.01.2016 г. по уголовному делу по обвинению И. по ч. 2 ст. 161 УК РФ.
Рассмотрев доводы обращения и письменных объяснений, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Как указывается в Определении КС РФ от 15.07.2008 г. № 456-О-О, сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты является одним из поводов для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката (п.п. 4 п. 1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката). Установление же оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы (п.п. 9 п. 3, п. 7 ст. 31, п. 7 ст. 33 ФЗ от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
В силу п.п. 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, жалоба в отношении адвоката должна содержать доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования.
Таким образом, доводы обращения суда (судьи), как и любого другого обращения (жалобы) в отношении адвоката, являющегося допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, должны подтверждаться надлежащими, непротиворечивыми доказательствами. Комиссия констатирует, что заявителем не представлено доказательств (протоколов судебных заседаний), подтверждающих опоздания адвоката в судебные заседания, назначенные на даты, указанные в обращении.
В обращении также указывается, что адвокат «позволил себе смеяться над подзащитным», «позволял себе повышать голос на подзащитного», «позиция адвоката расходилась с позицией подзащитного». По данному обстоятельству комиссия отмечает, что учитывая личный, доверительный характер отношений между адвокатом и доверителем, только последний может ставить вопрос о ненадлежащем исполнении адвокатом своих обязанностей по защите прав и законных интересов, ненадлежащем поведении адвоката перед доверителем. Жалоб от И. в отношении адвоката Ш. в АП МО не поступало.
Кроме того, заслушав аудиозапись судебного заседания от 25.01.2016 г. по уголовному делу по обвинению И. по ч. 2 ст. 161 УК РФ, члены комиссии отмечают, что указанные сведения не находят своего подтверждения. В равной степени не находят своего подтверждения сведения о том, что адвокат повышал голос на председательствующего и государственного обвинителя.
Квалификационная комиссия не исключает, что в отстаивании интересов доверителя адвокат может проявлять не всегда устраивающую суд активность – заявлять многочисленные ходатайства, возражения на действия председательствующего и т.д., однако это не может свидетельствовать о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку такие способы реализации адвокатом-защитником своих процессуальных прав предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством.
В процессе заслушивания аудиозаписи установлено, что на 58 мин. и далее до 1ч. 04 мин судебного заседания происходит следующий диалог:
«Адвокат Ш.: Ваша честь, я прошу сделать замечание, судебный пристав пытается записку свидетелю передать!
Пристав Т.: Я не свидетель.
Адвокат Ш.: Ваша честь, в руке записка! Прошу передать эту записку. Ваша честь, можно обозреть эту записку?
Адвокат М: Я тоже это подтверждаю. Я прошу этого судебного пристава вывести из зала, в прошлый раз этот судебный пристав так же записку передал Вам
Прокурор: Вы сейчас клевещете на меня.
Адвокат М.: Она передала Вам. Я видел!
Судья: Во-первых, тишина в зале! Я говорю - Вы меня перебиваете. Выключите свой диктофон! Вы почему устраиваете непонятно что? Вы понимаете, что Вы всего лишь представитель потерпевшей, я могу Вас удалить из зала и позвать на оглашение решения. Так же как и подсудимого, также как и всех лиц, присутствующих в зале. Это согласно регламенту судебного заседания и Уголовному процессуальному кодексу Российской Федерации. Вы почему всех всегда перебиваете? Если вы не согласны с моими решениями, вы можете это показать в письменном виде в соответствии с законодательством. А повышать голос на себя я не позволю. Это во-первых. Во-вторых, то, что делает судебный пристав, я и без вас вижу. Это первое. Во-вторых, свидетелю она ничего передавать не пыталась.
Адвокат М.: Уважаемый суд, Я сижу с этой стороны, здесь камеры видеонаблюдения есть, Я думаю они даже на этой стороне есть. Она подошла с этой стороны, и эту записку я отлично видел. Почему я не должен реагировать? Хочу сказать, что такого же рода действия данный судебный пристав сделал в прошлом заседании, и при этом записку передавала прокурору. Я просто в шоке был. От этого состояния я просто промолчал.
Судья: Если Вы увидели, то что ж Вы в прошлом судебном заседании не сказали?
Адвокат М.: Я насколько уважаю этих людей их полномочия, просто мне было стыдно за их действия.
Судья: Поэтому Вы повышаете голос на председателя....
Адвокат М.: Я просто заявил...
Судья: Вы позволяете себе повышать голос на меня, также как и адвокат Ш.
Адвокат М.: Нет, это просто был взлет эмоций, нельзя такого. Так себя вести нельзя, она стояла перед кафедрой и открыла эту записку или хотела передать записку.
Судья: Вы видели, что она что-то показывала?
Адвокат М.: Надо проявлять уважение к судебной системе.
Судья: Вы видели, что она передала записку свидетелю?
Адвокат М.: Я видел, дословно могу сказать, что она из своего поста, наблюдательного места, подошла к кафедре, за которой стоял наш уважаемый свидетел , и у нее имелась маленькая бумажечка, на которой была некоторая надпись, которую она развернула, я прошу это занести в протокол суда, развернула, и в этот момент свои возражения заявил адвокат Шишов и я естественно тоже это поддерживаю.
Прокурор: Чтобы все волеизъявление отражались в протокол, я сижу, я ничего не видел, и также в адрес стороны государственного обвинения, со стороны представителя потерпевшего, были высказаны слова недоверия, с моей стороны был опорочен мундир, я попрошу на основании статьи 258 части 2 Уголовного процессуального кодекса нынешнее судебное заседание, постановление, чтобы суд отложил, приняв надлежащие меры, ну и в дальнейшем новое судебное заседание, продолжить с допроса данного свидетеля.
Адвокат Ш.: Ваша честь, ну опять сейчас передача происходит.
(пристав пытается передать записку прокурору)
Судья: Кодекс мне можно передать?
Адвокат Ш.: Там листочек заложен. Ну у нас процесс, я прошу внести возражение на действия председательствующего, действия государственного обвинителя, действия пристава.
Судья: Так, Ш....
Адвокат Ш. : На основании статьи 243 УПК часть 3, ее пока никто не отменял, это мое право, занести возражения на действия председательствующего, потому что я лично видел, как вы передали записку приставу, и она понесла ее свидетелю, я не мог не вмешаться.
Судья: И что?
Адвокат Ш.: Это судебная система, а не какой-то, я не знаю, как вы говорите “ базар”.
Судья: Который вы же и устраиваете.
Адвокат Ш.: Нет. Ваша честь! Вы допускаете неуважение к участникам процесса, называете базаром мои вопросы, которые я задаю.
Судья: Ваши вопросы, которые вы задаете постоянно одни и те же, я снимаю. Это то же мое право. Я веду процесс, а не Вы. И оценка доказательств это моя работа, а не Ваша.
Адвокат Ш.: Я прошу исследовать эти записки, Ваша честь. Вы забрали эти записки обратно. Можно ее занести в протокол?
Судья: Нет. Я ее не дам Вам заносить в протокол. Посмотреть я ее Вам дам.
Адвокат Ш.: Дайте посмотреть.
Судья: Нате, смотрите. Ко мне близко просто не подходите.
Адвокат Ш.: “Вас пишет адвокат” - написано. Это вы писали?
Судья: Это я писала.
Адвокат Ш. : Ну пишет, конечно...
Судья К: Так Вы же свидетелей не предупреждаете. Провоцируете.
Адвокат Ш.: Ваша честь, я предупредил суд, что ведется аудиозапись, в самом начале процесса. Я не обязан свидетелей предупреждать, это обязанность суда. Это обязанность суда предупреждать свидетелей обо всех обстоятельствах. Я действительно пишу, и то, что он говорит, это я в шоке. Он не помнит. Как будто он не проводил следственные действия, о которых он говорит...».
Таким образом, заявитель – судья К. в ходе судебного заседания осуществляла передачу записок свидетелю и государственному обвинителю. Подобные действия являются безусловным нарушением закона, умаляющим принцип состязательности сторон и не позволяющим говорить о беспристрастности и независимости суда. Действия адвоката Ш., направленные на устранения указанных нарушений, не выходят за рамки прав адвоката, предоставленных уголовно-процессуальным законодательством.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1211