#269

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2016 года (фрагмент № 10)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.9 п.3;
Тема: инициировано вице-президентом;
Дата: 30 июн. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением Президента АП МО от 24.03.2016 г., на основании представления Вице-президента АП МО., возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката М.
В представлении Вице-президента АП МО указывается, что адвокат М. совмещает адвокатскую деятельность с иной оплачиваемой деятельностью, а именно он зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, основной вид деятельности – консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления.
К представлению приложены:

  • письмо зам. начальника ИФНС РФ по г. Э. в отношении адвоката М.;
  • копия выписки из ЕГРИП от 03.03.2016 г. в отношении М.;

В заседании комиссии адвокат М., не согласился с доводами представления и, не оспаривая фактических обстоятельств, пояснил, что п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката не запрещает осуществление консультационной деятельности вне рамок адвокатской деятельности. Поэтому он решил заниматься предоставлением услуг – консультированием по вопросам управления. В настоящее время он осуществляет такое консультирование, но до рассмотрения представления по существу не может легализовать полученный от этой деятельности доход.
Рассмотрев доводы представления, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Согласно п. 1 ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (ИП). Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ).
Согласно п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат также не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг, за исключением научной, преподавательской, экспертной, консультационной и иной творческой деятельности.
Законодательство об адвокатской деятельности не содержит запрета на осуществление адвокатом предпринимательской деятельности как таковой и сама по себе регистрация адвоката в качестве индивидуального предпринимателя не может рассматриваться в качестве дисциплинарного проступка.
Комиссия неоднократно отмечала, что осуществление адвокатом предпринимательской деятельности в форме индивидуального предпринимательства, позволяет ему не только контролировать сам процесс предпринимательской деятельности, но и принимать в нём непосредственное (личное) участие в процессе реализации товара, выполнения работ или оказания услуг. Для адвоката право быть индивидуальным предпринимателем (или учредителем коммерческой организации) является формой вложения материальных средств, но не личной трудовой деятельности.
В ответе ФПА РФ Департаменту правового регулирования и контроля в сфере правовой помощи Министерства юстиции РФ от 08.08.2008 г. № 406-08/08 указывается на несовместимость адвокатской деятельности и работы в качестве предпринимателя. Непосредственное (личное) участие адвоката в процессе реализации товара, выполнения работ и оказания услуг недопустимо и адвокатским сообществом не признаётся, поскольку может помешать осуществлению адвокатом своих профессиональных обязанностей и нанести ущерб интересам доверителя.
Комиссия считает, что толкование указанных норм позволяет сделать вывод о недопустимости осуществление адвокатом консультационной деятельности лично, в рамках имеющегося у него статуса индивидуального предпринимателя. Возможность осуществления адвокатом консультационной деятельности должна рассматриваться с позиции творческого, а не предпринимательского характера такой деятельности.
При этом, адвокат М. в своих объяснениях не отрицал, что консультирование по вопросам управления рассматривается им именно как деятельность предпринимательская, т.е. приносящая систематический доход, который в настоящее время он не может легализовать.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката М. нарушения п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1211