#267

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2016 года (фрагмент № 8)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.6;
Тема: адвокатская тайна; инициировано вице-президентом;
Дата: 30 июн. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением Президента АП МО от 18.04.2016 г., на основании представления Вице-президента АП МО., возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката А.
Как указывается в представлении, 11.09.2015 г. адвокат А. была допрошена следователем в качестве свидетеля по уголовному делу своего доверителя.
К представлению приложены копии следующих документов:

  • заявления адвоката А. следователю о недопустимости её допроса в качестве свидетеля и о том, что с её участием в суде рассматривалось ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей Б-ния, которого адвокат защищала на основании соглашения. Впоследствии соглашение было расторгнуто, по уголовному делу П. ей ничего неизвестно;
  • протокола допроса свидетеля – адвоката А. от 11.09.2015 г., согласно которого в ходе её встречи с адвокатом П. и доверителем Б. вопрос о передаче денежных средств следователю не обсуждался. В отношении голоса на диктофонной записи адвокат ничего не поясняла, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ;
  • собственноручных письменных дополнений адвоката А. к протоколу допроса от 11.09.2015 г.
  • докладной записки адвоката Л. Президенту АП МО, в которой он сообщает, что в ходе изучения уголовного дела он обнаружил протоколы следственных действий, проводимых с участием адвокатов АП МО.

Адвокатом представлены письменные объяснения, в которых она сообщает, что 20.01.2015 г. она заключила соглашение с Б. на защиту её Б-ния. Впоследствии соглашение было расторгнуто, гонорар возвращён. 01.07.2015 г. она была вызвана следователем на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении П., которая ранее вела дело Б-ния. Со слов следователя ей стало известно, что имеется заявление Б. о вымогательстве взятки. В сентябре 2015 г. она вновь была вызвана на допрос и от следователя узнала, что Б. подала в отношении неё жалобу, где обвиняла её в пособничестве в совершении преступления. Давая следователю показания, адвокат фактически защищала свои права, никому никакого вреда не нанесла и впоследствии в список свидетелей обвинения не была включена, в суд не вызывалась. Также было заявление Б-ния о склонении его адвокатом к даче взятки, которое было проверено, в возбуждении уголовного дела отказано.
К объяснениям адвоката приложены материалы адвокатского производства.
В заседании комиссии по обстоятельствам допроса адвоката А. дала пояснения адвокат П-к. На вопрос заместителя председателя комиссии о том, для какой цели адвокат А. сообщила следователю, что Б. сказала, что её бывший муж предлагал сотрудникам полиции 2 000 000 рублей, чтобы её сына – Б-ния не арестовывали, адвокат П-к. пояснила, что это было сказано в интересах следователя.
Адвокатом А. направлено в комиссию заявление, в котором она просит рассматривать дисциплинарное производство в её отсутствие.
Рассмотрев доводы жалобы и письменных объяснений, изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
Адвокат А. не оспаривает факт дачи показаний в качестве свидетеля по уголовному делу по обвинению П., которая ранее была следователем по уголовному делу Б-ния., защиту которого осуществляла А.
Согласно п. 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.
В силу п. 1 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны. Профессиональная тайна адвоката (адвокатская тайна) обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией РФ.
Ранее, в определении Конституционного Суда РФ от 06.07.2000 г. № 128-0 "По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР", указывается, что исключается возможность разглашения сведений о фактах, ставших известными адвокату в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений.
Вместе с тем, п. 4 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката предусматривает, что без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.
Как следует из представленных материалов, Б. обратилась с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении следователя П. В качестве соучастников преступления были указаны адвокаты А. и П-к.
В такой ситуации адвокат А., безусловно, могла разгласить информацию, составляющую адвокатскую тайну. Однако, объём такой информации ограничивается рамками обоснования своей позиции.
Адвокат А., в ходе её допроса в качестве свидетеля 11.09.2015 г. сообщила следователю, что, со слов Б. ей известно, что бывший муж Б. предлагал сотрудникам полиции 2 000 000 рублей, чтобы Б-ния не арестовывали. Данные сведения отражены в представленной копии протокола допроса от 11.09.2015 г.
Комиссия считает, что эти сведения составляют адвокатскую тайну, поскольку были получены адвокатом А. от доверителя Б. при заключении соглашения в интересах Б-ния и не имеют никакого значения для обоснования адвокатом А. своей позиции по заявлению её доверителя - Б. о причастности адвоката к преступлению, совершённому следователем. Более того, адвокат П-к. пояснила, что адвокат А. сообщила эту информацию в интересах следователя П., т.е. не для обоснования собственной позиции по заявлению Б.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката нарушения п. 4 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1211