#264

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Московской области за 1 полугодие 2016 года (фрагмент № 5)

Регион: Московская область
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА:
Тема: адвокатская тайна; инициировано вице-президентом;
Дата: 30 июн. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением Президента АП МО от 03.03.2016 г., на основании представления Вице-президента АП МО возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката С.
Как указывается в представлении, 01.02.2016 г. в АП МО поступила жалоба Т., которая сообщает, что она обратилась к адвокату за консультацией посредством интернет-ресурса www.911.ru. Адвокат предоставил консультацию на интеренет-портале. При этом ему была предоставлена конфиденциальная информация, включающая имя и контактные данные заявителя. Заявительница предложила адвокату заключить соглашение. Через несколько часов к ней приехал молодой человек, представившийся «Кириллом Юрьевичем» и заключил с ней договор на оказание юридической помощи. Впоследствии оказалось, что это был не адвокат С. В объяснениях адвокат пояснил, что договор с Тренёвой К.Н. он не заключал, кто-то мог перехватить его переписку с заявительницей и выступить от его имени.
Далее в представлении указывается, что обязанность адвоката по сохранению адвокатской тайны предполагает обязанность адвоката предпринять разумные меры для обеспечения режима конфиденциальности при общении и хранении поступившей от него информации, составляющей адвокатскую тайну. Очевидно, что режим и процедуры оказания правовой помощи, избранные адвокатом С., в рассматриваемом случае, не отвечают указанным обязательствам.
К представлению Вице-президента АП МО приложены:

  • заявление Т.;
  • объяснения адвоката С.;
  • копия договора № 125 на оказание консультационный (юридических) услуг от 19.08.2015 г., заключённого между ООО «И» и Т. (заявительницей не подписан);
  • квитанции ООО «И» к приходному кассовой ордеру № 121 от 19.08.2015 г. на сумму 45 000 рублей.

В заседании комиссии адвокат С. не согласился с доводами представления, пояснил, что он действительно консультировал заявительницу – ответил на её вопрос, размещённый на интернет-ресурсе www.911.ru., но Т. не сообщала ему никакой информации, составляющей адвокатскую тайну. Он не знал, кто к нему обращался, поскольку само обращение было обезличенным и не содержало ф.и.о. и адреса обратившегося лица. Напротив, на странице адвоката на интернет-ресурсе www.911.ru находится фотография адвоката, и она не могла перепутать его с другим лицом.
По ходатайству адвоката к материалам дисциплинарного производства приобщён скрин-шот его страницы на интернет-ресурсе www.911.ru с вопросом заявительницы и ответом адвоката.
Рассмотрев доводы представления, заслушав адвоката и изучив представленные документы, комиссия приходит к следующим выводам.
В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Данная норма предполагает, что стороны дисциплинарного производства вправе и обязаны подтвердить доводы, изложенные в обращении и объяснениях, надлежащими, достоверными и непротиворечивыми доказательствами.
Т. задала вопрос адвокату С., разместив этот вопрос на странице адвоката на интернет-ресурсе www.911.ru. Вопрос был сформулирован следующим образом:
«Здравствуйте, можно ли снять с регистрационного учёта в муниципальной квартире несовершеннолетнего ребёнка (10 лет), который в квартиру не вселялся и в ней не проживает. Живёт в семье матери. Его отец в квартире зарегистрирован сам и его ребёнок. Несмотря на решение Федерального суда по оплате коммунальных услуг и электроэнергии, отец ребёнка свои 2/5 (в квартире зарегистрированы 5 человек) на протяжении полутора лет не оплачивает. Формальная прописка в квартире ребёнка ущемляет права остальных трёх человек, зарегистрированных в квартире. Общая площадь квартиры – 75 кв.м».
Таким образом, в тексте вопроса не содержалось никаких персональных данных Т., вопрос изложен в общем виде. Копия скриншота страницы адвоката на интернет-ресурсе www.911.ru указывает только на номер вопроса (№ 7736943), дату и время его размещения на сайте (18.08.2015 г. 23:47).
Адвокат С. ответил на вопрос заявительницы следующим образом:
«Здравствуйте. Да, можно в судебном порядке. Подобная практика имеется».
Иной переписки между адвокатом С. и Т. не было. Ответ адвоката не содержит каких-либо конкретных предложений Т. сообщить информацию персонального характера, а равно предложения к заключению соглашения об оказании юридической помощи.
Кроме того, на представленной копии скриншота интернет-страницы имеется фотография адвоката С.
Т. не представлено скриншотов интернет-страниц, подтверждающих, что при её обращении к адвокату посредством интерент-ресурса www.911.ru она сообщила адвокату С. какую-либо конфиденциальную информацию, требующую принятия специальных мер для её сохранности.
Комиссия также отмечает, что представленная договора № 125 на оказание консультационный (юридических) услуг от 19.08.2015 г. не содержит никаких указаний на адвоката С.
На основании изложенного, оценив собранные доказательства, комиссия признает, что в полученных в ходе разбирательства фактических данных отсутствуют сведения, свидетельствующие о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и ненадлежащем исполнении своих обязанностей перед доверителем.

https://www.apmo.ru/uid123/?show=theme&id=1211