#256

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Удмуртской Республики за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 8)

Регион: Удмуртская Республика
Итог разбирательства: прекращение ДП по истечению сроков;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.19 п.2; КПЭА ст.23 п.2 абз.1;
Тема: недобросовестность при исполнении поручения;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Ненадлежащее исполнение обязанностей адвоката перед доверителем, выразившееся в бездействии в вопросах оказания юридической помощи, является основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

29 февраля 2016 г. в Отделе дознания ГУ «Межмуниципальный отдел МВД России «Воткинский» в отношении неустановленного лица возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ.

07 апреля 2016 г. адвокат Ш., практикующий в адвокатском кабинете, заключил с Л. соглашение об оказании юридической помощи по представительству ее интересов потерпевшей против супруга Ш. в органах следствия, дознания и суда, за что получил от Л. гонорар в сумме 14 000 руб.

Адвокат Ш. от имени Л. в отношение Ш. в течение времени с 07 апреля по 06 июля 2016 г. подготовил два заявления по разным событиям в порядке частного обвинения, без просьбы заявителя о возбуждении уголовного дела, конкретизации места преступления, без описания последовательного механизма образования побоев у потерпевшей и списка свидетелей, подтверждающих обвинение. Эти заявления 06 июля 2016 г. Л. подала в мировой суд будучи в сопровождении адвоката Ш.

08 июля 2016 г. мировой судья судебного участка № 2 Воткинского района Удмуртской Республики Михалева Н.В. вынесла два постановления о возвращении Л. заявлений в порядке частного обвинения, для приведения их в соответствие с процессуальным законом в течение 3 дней с момента получения копий этих постановлений.

В течение предоставленного судом срока Л. неоднократно пыталась по телефону связаться с адвокатом Ш., для встречи с ним выезжала из п. Новый в г. Воткинск, но предпринятые ею указанные действия остались тщетными. Отсутствие связи и встречи с Ш. привело к пропуску Л. срока исправления допущенных недостатков при подготовке и подаче заявлений, и отказу в их принятии о возбуждении уголовных дел частного обвинения.

14 июля 2016 г. постановлением дознавателя ОД ГУ «Межмуниципальный отдел МВД России «Воткинский» Б. дознание по уголовному делу в отношении неустановленного лица, за отсутствием обвиняемого, приостановлено.

02 августа 2016 г. Л. обратилась с заявлением о ненадлежащем исполнении адвокатом Ш. заключенного с ней соглашения, которое поступило в Адвокатскую палату УР 09 августа 2016 г.

В соответствии с абз. 1 ч. 1 п. 2 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета, заседания которых проводятся в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными настоящим Кодексом.

Согласно п.4 ст.23 указанного кодекса разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.

Требование заявителя жалобы сформулировано в виде просьбы о принятии к адвокату Ш. мер дисциплинарного воздействия. В качестве оснований жалобы указано на то, что адвокат Ш. некачественно составил заявления в порядке частного обвинения в суд, не отвечал на ее телефонные звонки и уклонялся от встречи с ней.

Из указанных оснований следует, что мотивами написания жалобы является, в частности, недостаточная компетентность адвоката при подготовке заявлений в порядке частного обвинения и игнорирование контактов доверителя при возникновении правовых вопросов, требующих безотлагательного вмешательства.

Данные взаимосвязанные между собой действия и бездействия адвоката Ш. указаны заявителем жалобы как самостоятельные нарушения, каждое из которых в отдельности допускает, в случае их выявления, дисциплинарную ответственность адвоката. Именно по указанным основаниям квалификационная комиссия проверила соблюдение адвокатом Ш. норм законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Также квалификационная комиссия отметила, что дисциплинарное производство в отношении адвокатов является исключительно внутренним процессом региональной адвокатской палаты, которая не проводит каких-либо расследований, а ее представители не собирают доказательств и не опрашивают кого-либо, поскольку не имеют права и не наделены соответствующими полномочиями.

Сложившаяся дисциплинарная практика в Адвокатской палате Удмуртской Республике в соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката основывается на принципах состязательности. Данные принципы требуют от сторон обоснования своих позиций доказательствами, представленными в установленном порядке.

В подтверждение своей жалобы Л. представила копии договора на оказание юридических услуг от 07 апреля 2016 г. по представительству адвокатом Ш. ее интересов по заявлению о привлечении к уголовной ответственности Ш., постановлений суда от 08 июля 2016 г. о возвращении заявления для приведения его в соответствии с необходимыми требованиями и заявлений в порядке частного обвинения по ст. 116 ч. 1 УК РФ без просьбы заявителя о возбуждении уголовного дела, конкретизации места преступления (в одном заявлении по помещению дома, в другом – по части территории автозаправочной станции), механизма образования побоев у потерпевшего, в случае неоднократных травматических воздействий в ее разные области тела по одному заявлению и списка свидетелей, подтверждающих обвинение.

Копию жалобы с указанными подтверждающими ее документами и предложением представить объяснения с доказательствами в обоснование своих доводов до 31 августа 2016 г. адвокату Ш. направлено 18 августа 2016 г., исх. № 974.

Комиссия обратила внимание на то, что полные объяснения от адвоката Ш. по доводам жалобы в Адвокатскую палату Удмуртской Республики не поступили, сам он на заседание квалификационной комиссии не явился, причины своей неявки не сообщил. Несмотря на это, уклонение адвоката Ш. от дачи объяснений по всем доводам, по мнению комиссии, не является поводом для признания, при отсутствии доказательств, имевших со стороны адвоката место нарушений по поступившей жалобе. По мнению членов комиссии, данное обстоятельство свидетельствует лишь об отказе от опровержения всех доводов, изложенных в жалобе, и о желании использования принципов состязательности в дисциплинарном производстве.

В соответствии с п. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвокатов неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам и выслушивает тех участников производства, которые явились на заседание комиссии.

Согласно п. 1 ст. 1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Подпунктами 1, 4 п. 1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено, что адвокат обязан, в частности, добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката.

По п.п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан, в том числе, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.

По мнению членов квалификационной комиссии, заключенное 07 апреля 2016 г. адвокатом Ш. соглашение с Л. на оказание ей юридической помощи, сформулированное в виде договора, в целом соответствует предъявляемым к нему ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» требованиям. Указанное соглашение предусматривает обязанности защитника, доверенного лица, в том числе, в абз. 2 п. 2. договора по участию в качестве представителя потерпевшей во всех судебных учреждениях.

Из объяснений адвоката Ш. следует, что он соглашение с Л. по привлечению ее супруга Ш. к уголовной ответственности по ст. 116 УК РФ не заключал, с ней был только договор о правовой помощи по ст. 119 УК РФ. Вместе с тем, адвокат Ш. признает, что составлял заявления в порядке частного обвинения по ст. 116 УК РФ, подавал их вместе с потерпевшей в суд, и они полностью соответствуют требованиям ст. 318 УПК РФ.

Однако из самого договора от 07 апреля 2016 г. не следует, что это соглашение заключено исключительно на защиту потерпевшей только по ст. 119 УК РФ. Напротив, как уже указано выше, защитник по договору принимает участие в качестве представителя потерпевшей по привлечению к уголовной ответственности Ш., в том числе, во всех судебных учреждениях (абз. 2 п. 2. договора). Подготовка заявлений по ст. 116 УК РФ, подача их в суд вместе с потерпевшей, отстаивание в объяснениях этих заявлений на соответствие требованиям закона и отсутствие какого-либо иного соглашения по выполняемым действиям, также свидетельствует о представлении интересов потерпевшей именно по этому соглашению. В противном случае, комиссия считает, если адвокат не может обозначить конкретных правовых оснований деятельности со своим доверителем, то, как доверитель, в большинстве случаев не имеющий юридического образования, может разграничить основания деятельности своего адвоката по тому или иному соглашению, из которых, по объяснениям адвоката, одно или несколько других поручений не имеют письменного оформления (договора). Поэтому Л. правомерно ссылается на договор от 07 апреля 2016 г., как на основание, по которому адвокат Ш. принял на себя обязанность по представлению ее интересов потерпевшей по заявлению о привлечении к уголовной ответственности Ш., в том числе, по подготовке заявлений в порядке частного обвинения в мировой суд по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

В свою очередь, некачественное оформление заявлений в порядке частного обвинения от имени Л., по мнению комиссии, подтверждается очевидными требованиями закона, указанными в ч.ч. 1, 5 ст. 318 УПК РФ (возбуждение дела, описание события, места, обстоятельств его совершения, а также списка свидетелей), что не в полной мере было выполнено адвокатом Ш.

При данных обстоятельствах, комиссия соглашается с доводами мирового судьи судебного участка № 2 Воткинского района УР, указанными в вступивших в законную силу постановлениях от 08 июля 2016 года о возвращении заявления для приведения его в соответствие с необходимыми требованиями.

В связи с отсутствием в заявлениях вышеуказанных необходимых по закону содержаний, довод адвоката Ш., что судья по формальным основаниям возвратила эти заявления по причине внесения законодателем 03 июля 2016 года в ст. 116 УК РФ очередных изменений, комиссией не принимается.

Относительно безответных телефонных звонков Л. и уклонения адвоката Ш. от встречи с нею, комиссия считает, что адвокат по соглашению должен предусматривать все возможные препятствия у доверителей для достижения ими поставленной перед доверенным лицом цели. Именно такое отношение согласуется с профессиональными принципами деятельности адвоката, в том числе, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности. В указанной ситуации, по мнению комиссии, адвокат Ш. проявил недальновидность и оставил Л. без необходимой юридической помощи, что привело к пропуску срока исправления допущенных недостатков при подготовке и подаче заявлений, и отказу в их принятии о возбуждении уголовных дел частного обвинения.

Других оснований жалобы не заявлено.

В соответствии с ч.1 п.2 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственного исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, а также их устных объяснений.

Согласно п.4 ст.18 указанного Кодекса применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета.

При вышеизложенных обстоятельствах квалификационная комиссия приходит к выводу, что адвокат Ш. нарушил свои профессиональные обязанности в том, что в течение времени с 07 апреля по 06 июля 2016 г. некачественно подготовил от имени Л. два заявления в порядке частного обвинения в отношение Ш., без просьбы заявителя о возбуждении уголовного дела, конкретизации места преступления, последовательного механизма образования побоев у потерпевшего и списка свидетелей, подтверждающих обвинение; в течение предоставленного после 08 июля 2016 г. судом времени, оставил своего доверителя Л. без необходимой юридической помощи по исправлению поданных заявлений в порядке частного обвинения, что привело к пропуску срока исправления допущенных недостатков при подготовке и подаче заявлений, и отказу в их принятии о возбуждении уголовных дел частного обвинения.

Таким образом, на основании непосредственно исследованных материалов дисциплинарного производства, квалификационная комиссия пришла к выводу, что адвокат Ш. нарушил нормы законодательства об адвокатской деятельности и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Решением Совета АП УР 23.03.2017 г. дисциплинарное производство в отношении адвоката Ш. прекращено за истечением сроков применения мер дисциплинарной ответственности.

https://apur.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=961:srochnaya-novost&catid=10&Itemid=20