#252

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Удмуртской Республики за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 4)

Регион: Удмуртская Республика
Итог разбирательства: прекращение ДП по истечению сроков;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1;
Тема: небрежное представление интересов; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Бездействие адвоката, как защитника, привело к нарушению права на защиту с отменой процессуальных решений кассационной инстанцией Верховного суда УР.

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Г. послужило частное постановление суда кассационной инстанции Верховного суда УР.

В частном постановлении указывается, что 09.10.2015 г. при рассмотрении Глазовским городским судом УР представления Уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения в отношении осужденной Н. защищавшая ее адвокат по назначению Г. заявила, что «решение по представлению оставляет на усмотрение суда».

Между тем, сама осужденная Н. высказывала доводы в свою защиту, объясняя допущенные ею в ходе испытательного срока нарушения уважительностью причин. Фактически осужденная Н. возражала против доводов, изложенных в представлении Уголовно-исполнительной инспекции об отмене ей условного осуждения, и просила не лишать ее свободы.

Суд первой инстанции не обратил внимание адвоката на недопустимость формулировки позиции защитника выраженным ею способом, которая свидетельствует о явном нарушении права осужденной Н. на защиту. В частном постановлении Верховного суда УР предлагается обратить внимание на ненадлежащее исполнение адвокатом Г. профессиональных обязанностей.

Адвокат Г. объяснений по доводам, изложенным в частном постановлении, в Адвокатскую палату УР не представила.

Постановлением кассационной инстанции – Президиума Верховного Суда УР от 5.08.2016 г. удовлетворена частично кассационная жалоба Н. о пересмотре постановления Глазовского городского суда УР от 09.10.2015 г. и апелляционного постановления Верховного Суда УР от 04.02.2016 г. в связи с их незаконностью и допущенными существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты УР нашла доводы, изложенные в частном постановлении суда кассационной инстанции Верховного суда УР в отношении адвоката Г. обоснованными.

Статьей 48 (ч.1), Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».

Согласно ст.1 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее — доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

По материалам дисциплинарного производства установлено, что деятельность адвоката Г. при рассмотрении Представления об отмене условного осуждения Н. в Глазовском городском суде 09.10.2015 г. свелась к формальному присутствию в судебном заседании в качестве защитника Н.

Адвокат Г. в своем выступлении в защиту осужденной Н. заявила, что «решение по представлению оставляет на усмотрение суда».

Даже в случае согласия подзащитной Н. с Представлением об отмене условного осуждения, адвокату Г. в своем выступлении в защиту следовало просить суд об отказе в удовлетворении представления об отмене условного осуждения. Такая позиция защитника не может рассматриваться как позиция противоположная позиции доверителя, так как адвокат при этом действовал бы в интересах своего доверителя (п.п.1,2 ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Бездействия адвоката Г., как защитника Н., привели к тому, что было нарушено право на защиту Н.

Данные действия адвоката Г. квалификационная комиссия расценивает как неисполнение адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем – нарушение обязанности разумно, добросовестно, квалифицированно и принципиально отстаивать (защищать) права, свободы и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, (пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 1 ст. 8, Кодекса профессиональной этики адвоката).

Решением Совета АП УР 23.03.2017 г. дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. прекращено за истечением сроков применения мер дисциплинарной ответственности.

https://apur.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=961:srochnaya-novost&catid=10&Itemid=20