#250

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Удмуртской Республики за 2 полугодие 2016 года (фрагмент № 2)

Регион: Удмуртская Республика
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.25 п.6;
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения; незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 21 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

В соответствии со ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

Поводом для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката Х. стала коллективная жалоба Г., Ш., К. и Б.

Из жалобы следовало, что 10.08.2016 г. адвокат Х. получил от группы граждан в качестве предоплаты 12000 рублей за ведение уголовного дела на стороне потерпевших – пострадавших вкладчиков кооператива «Доступное жилье». После этого заявители жалобы не могли его найти в течение длительного времени, на телефонные звонки и SMS-сообщения он не отвечал. Никакой информации по делу они получить не могут.

Заявители просили разобраться и оказать содействие в возврате денег.

На заседание квалификационной комиссии АП УР присутствовали граждане Г., Ш., К., адвокат Х. не явился.

Обсудив вопрос о возможности рассмотрения дисциплинарного производства в отсутствие адвоката Х., Квалификационная комиссия, руководствуясь ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, постановила рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Х., поскольку он извещался о дне, месте и времени заседания. В силу п. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам.

На заседании квалификационной комиссии АП УР заявительница К. пояснила, что адвоката Х. для участия по их уголовному делу предложил гражданин Б.

На обозрение квалификационной комиссии заявители представили подлинный экземпляр расписки, пояснив, что её написал адвокат Х. Также Х., в подтверждение личности, представил им свой паспорт. Соглашение на оказание юридической помощи с адвокатом Х. не заключалось. Адвокат забрал Устав кооператива «Доступное жилье», и в последующем не вернул. По расписке он получил от заявителей 12000 руб. за оказание правовой помощи по представлению их как потерпевших в уголовном деле. После этого найти адвоката Х. они не смогли. Адрес его неизвестен, на телефонные звонки не отвечает.

Они обращались в ОУР ОП № 2 с заявлением в отношении Х. о привлечении его к уголовной ответственности, но в возбуждении уголовного дела было отказано.

Квалификационной комиссии АП УР, проанализировав все собранные по дисциплинарному производству материалы, сделала выводы о том, что в действиях адвоката Х. имеют место нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (ч.1 ст.48 Конституции РФ). Как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года № 2-П, «гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно, во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи… и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования, и критерии…». Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (п. 1 ст. 1 названного Закона).

Таким образом, в институте адвокатуры реализуется гарантированное Конституцией Российской Федерации право каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Адвокатом является лицо, получившее в установленном Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность.

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (подп.1 и 4 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката).

За неисполнение, либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п.2 ст.7 названного Закона).

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката, установленных конференцией соответствующей адвокатской палаты (п. 1 ст. 18 Кодекса).

Х. является адвокатом, сведения о нем внесены в реестр адвокатов Удмуртской Республики за регистрационным № 18/10ХХ. Абсолютно недопустимо для адвоката, как лица, на которое возложено выполнение одной из важнейших конституционных обязанностей по защите прав граждан в виде оказания им квалифицированной юридической помощи, гарантированной государством, прибегать к методам и способам противоречащим самой сути такой деятельности.

Действующее российское законодательство обязывает адвокатов как специальных субъектов оказания юридической помощи, чей правовой статус базируется на Конституции Российской Федерации и специальном законодательстве об адвокатской деятельности и адвокатуре, оказывать гражданам юридическую помощь только на основании заключенного адвокатом с доверителем в простой письменной форме соглашения об оказании юридической помощи.

Оказание адвокатом Х. доверителям Г., Ш., К., Б. юридической помощи без заключения в простой письменной форме соглашения, отвечающего предписаниям ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», является нарушением адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе нарушением обязанности «разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами» (подп.1 п.1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), и свидетельствует о неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, поскольку именно адвокат как профессиональный участник правоотношений, связанных с заключением соглашения об оказании юридической помощи, обязан принять меры к тому, чтобы заключаемое адвокатом с доверителем соглашение об оказании юридической помощи соответствовало требованиям действующего законодательства.

Пунктом 6 ст.25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предусмотрено, что вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

Порядок оприходования денежных средств, полученных в счет уплаты вознаграждения и (или) компенсации адвокату расходов, связанных с исполнением поручения об оказании юридической помощи, утвержден решением Совета Адвокатской палаты УР от 11.11.2009 г.

Представленная расписка от 10.08.2016 г. на 12000 руб. в счет предоплаты за участие в уголовном деле, подписанная адвокатом Х., не может рассматриваться как надлежащее оформление соглашения на оказание правовой помощи, и как документ, подтверждающий оприходование денежных средств, полученных от доверителя.

В соответствии с Письмом Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 21 марта 2013 г. № 03-04-05/8-271 «Об учете доходов адвокатом, учредившим адвокатский кабинет», вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, согласно пункту 6 статьи 25 Федерального закона №63-ФЗ подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования, либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением. Согласно пункту 1 статьи 210 Налогового кодекса РФ, при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 Налогового Кодекса РФ.

Что же касается требований заявителей по поводу возврата адвокатом Х. полученных от них денег, то в компетенцию квалификационной комиссии Адвокатской палаты Удмуртской Республики разрешение такого вопроса не входит, а заявители не лишены возможности обратиться по данному поводу с иском в порядке гражданского судопроизводства.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Удмуртской Республики пришла к выводу, что адвокат Х. нарушил нормы ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (п.п.1 п.1 ст. 7).

Адвокатом Х. нарушены требования ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ненадлежащим исполнением своих обязанностей перед доверителем, выразившихся в том, что он принял поручение на оказание юридической помощи Г., Ш., К., Б. без заключения письменного соглашения, а полученные денежных средства в счет оплаты вознаграждения не оприходованы, и не внесены в кассу соответствующего адвокатского образования.

Адвокатом Х. нарушены нормы Кодекса профессиональной этики адвоката (п.1 ст.8, п. 2, ст.5).

Решением Совета АП УР 21.12.2016 г. адвокату Х. объявлено предупреждение, а вскоре его статус адвоката был прекращен в рамках другого дисциплинарного производства.

https://apur.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=961:srochnaya-novost&catid=10&Itemid=20