#242

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2018 год (фрагмент № 9)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе С. в отношении адвоката адвокатского кабинета К.

В жалобе в Адвокатскую палату Ханты-Мансийского автономного округа С. указал, что в 2017 году он обратился к адвокату К. для оспаривания решения ФНС по г. Сургуту. Адвокат подготовил заявление, и оно было подано в Арбитражный суд ХМАО-Югры. В удовлетворении заявления было отказано. По указанию адвоката он не поехал в суд, но и адвокат в судебном заседании не участвовал. Адвокат К. должен был подать апелляционную жалобу, но пропустил срок. Потом адвокат подал заявление о восстановлении пропущенного срока, но получил отказ. То есть адвокат не оказал необходимой помощи. За услуги по данному делу адвокат взял * рублей, но соглашение не заключил, так как у него не было бланка

Ранее адвокат К. по соглашению от 14 марта 2017 г. должен был представлять его интересы по взысканию ущерба, должен был подготовить и подать иск, участвовать в суде. Поданный им иск 5 апреля 2018 г. Арбитражный суд вернул, так как вовремя не были исправлены недочеты. То есть адвокат подал иск спустя год после заключения договора и этот иск суд возвратил.

Считает, что адвокат К. ненадлежащим образом оказал ему юридическую помощь, не защитил должным образом его интересы, а также причинил ему ущерб неграмотными действиями и халатным отношением к его делам.
Просит решить вопрос о возврате уплаченных адвокату денежных средств и применить к адвокату меры дисциплинарной ответственности.
27 августа 2018 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката К. (распоряжение № 50), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат К. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката К., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
В своих объяснениях адвокат К. указал, что у него было заключено соглашение с С., но в интересах С. Он подготовил иск и после оплаты госпошлины направил иск в Арбитражный суд ХМАО-Югры. После вынесения решения судом, С. долго не приносил квитанцию об оплате госпошлины для подачи апелляционной жалобы и принес квитанцию в день, когда срок для подачи жалобы закончился. Он написал в суд заявление о восстановлении срока для подачи апелляционной жалобы и вместе с жалобой направил в суд, но суд в восстановлении срока отказал. Его вины в этом нет. Денежные средства в сумме * рублей ему С. не передавал. По спору с налоговой инспекцией он с С. договор не заключал. Поэтому никаких нарушений в его действиях не было, претензии С. к нему необоснованные.
Квалификационная комиссия на заседании 7 ноября 2018 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката К. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, как на основание своих требований.
Согласно ч. 1 ст. 8 Кодекс профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката. уважать права, честь и достоинство лиц, обратившиеся за оказанием юридической помощи.
Отношения между адвокатом и доверителем регулируются в соответствии со ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» соглашением, которое является гражданско-правовым договором.
Что касается возврата части денежных средств, то в соответствии со ст. 25 указанного Федерального закона соглашение между адвокатом и доверителем является гражданско-правовым договором, поэтому все споры по возврату денежных средств в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством решаются в судебном порядке и не входят в компетенцию квалификационной комиссии и других органов адвокатской палаты.
Адвокатом К., кроме объяснения, никакие документы не предоставлены. Согласно справки бухгалтера коллегии адвокатов денежные средства от С. в коллегию не поступали, соглашение адвокатом с С. не предоставлено. Доказательств того, что по вине С. был пропущен срок для подачи апелляционной жалобы адвокатом не предоставлено.
При таких обстоятельствах установлено, что адвокат не исполнил свои обязанности перед доверителем, кроме того работал с доверителем без заключения соглашения.
Пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" гласит, что адвокат обязан соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката.
Согласно пункта 1 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.
Таким образом, Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката К. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату К. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, выразившееся в неисполнении ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html