#238

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2018 год (фрагмент № 5)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Е. в отношении адвоката Коллегии адвокатов Ханты-Мансийского автономного округа Р.

В своей жалобе от 12 июня 2018 г. Е. указывает, что согласно договора об оказании юридической помощи от 14 мая 2018 г., адвокат Р. должна была представлять его интересы в Арбитражном суде Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в защите по исковому заявлению о взыскании * руб. убытков. На первом заседании суда Р. проявляла беспринципную позицию, практически не мотивировав его невиновность. Заседание суда было перенесено на 21 мая 2018 г. Он по болезни не приехал на заседание суда. Суд был перенесён на 28 мая. 27 мая 2018 г. адвокат Р. позвонила ему и убедила его не ехать на суд, т.к. он снова будет отложен. Она утверждала, что судья Сизикова не принимает по таким делам решения, т.к. ждет судебную практику. Он ее переспросил четыре раза, точно ли ему не нужно ехать. Она настояла, чтобы он не ехал. 27 мая 2018 года около 17:00 часов Р. позвонила и сказала, что судья в конце дня приняла решение об удовлетворении требования о возмещении убытков. Он сказал адвокату готовить апелляционную жалобу. Она ответила, что как только выйдет мотивированное решение, она сразу напишет жалобу. В течение 9 дней он не мог ей дозвониться, т.к. телефон был отключен. 7 мая узнал от посторонних людей, что мотивировочная часть вышла 4 мая. 7 мая около 15 часов он смог дозвониться до Р., предварительно прочитав в интернете решение суда, где четко написано, что на заседании 28 мая не было ни его, ни адвоката Р. Он спросил по телефону, почему она не была па заседании. В ответ услышал, что дело бесперспективное. 7 мая она его убеждала, что еще нет решения суда, т.к. она утром проверяла, но он читал его уже 6 мая вечером. Он спросил, когда будет апелляционная жалоба, чтобы не пропустить срок подачи. В ответ она ему пожелала «удачи» и отключилась. Больше он с ней не смог связаться. Она его поставила своими действиями в безысходное положение, т.к. нужно срочно найти адвоката, подготовить жалобу и сдать ее в суд.
14 июня 2018 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Р. (распоряжение №33), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Р. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Р., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
В своей объяснительной от 16 июня 2018 г. адвокат Р. указывает, что между ней и ее доверителем Е. 14 мая 2018 г. было заключено соглашение об оказании юридической помощи по иску конкурсного управляющего ЗАО «Запсибэнергострой» о взыскании с Е. убытков в сумме
*рублей. В соответствии с п. 1.1. соглашения предусматривалось оказание следующей юридической помощи: а) дача консультаций и разъяснений; б) составление возражений и представление интересов в Арбитражном суде Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Ранее между ней и Е. были другие соглашения об оказании юридической помощи, поэтому 24 апреля 2018 г. по этому иску она участвовала в процессе, а соглашение они подписали позднее. До 24 апреля 2018 г. она консультировала клиента по этому вопросу, и дала заключение о не перспективности этого дела. После 24 апреля 2018 г. она направляла своему доверителю судебную практику по аналогичной категории дела с комментариями об отсутствии перспектив. Она отказала в участии по этому делу, но позже Е. позвонил ей и попросил принять участие в процессе с учетом того, что он понимает заранее ее проигрыш. Поэтому они заключили соглашение. * рублей по соглашению было обусловлено в связи с перспективностью дела. Если бы дело было перспективным, стоимость услуг была бы в процентном соотношении от выигранной суммы. Кроме того, возражения на 24 апреля 2018 г. готовила не она, а другой юрист Е. Он консультировал ее клиента и готовил возражения, но поддержать позицию в процессе попросили ее. Вся позиция по делу ей была изложена в судебных заседаниях 24 апреля 2018 г. и 21 мая 2018 г. 21 мая 2018 г. был объявлен перерыв до 28 мая 2018 г. Перерыв был объявлен на стадии судебного заседания, когда она дала все пояснения по делу. 28 мая 2018 г. ее не было на второй части судебного заседания, потому что стороны не явились в процесс, и ее неявка могла быть основанием для отложения судебного заседания. Что касается качества оказания юридической помощи, то адвокат полагает, что по данному делу она сделала все что могла, что подтверждается протоколом судебного заседания, аудиозаписью, определением об отложении судебного заседания, перепиской с ее доверителем и его юристом. Предметом соглашения не было написание апелляционной жалобы, и раз ее позиции с доверителем расходились, она такие обязательства на себя не брала.
В подтверждение доводов представила следующие письменные доказательства: определение от 4 июня 2018 г. по делу № А75-14978/2016; определение от 24 мая 2018 г. по делу № А75-14978/2016; копия соглашения об оказании юридической помощи; протокол судебного заседания от 21 мая 2018 г.; диск с аудиозаписью судебного заседания от 21.05.2018; переписка с Е.; переписка с П.
Квалификационная комиссия на заседании 4 июля 2018 г. пришла к заключению о наличии в действиях адвоката Р. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, как на основание своих требований.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.
Действительно адвокат Р. оказывала юридической помощи по иску конкурсного управляющего ЗАО «Запсибэнергострой» о взыскании с Е. убытков в сумме
* рублей.
При этом подтверждается то, что адвокат Р. оказывала Е. юридическую помощь, в том числе консультирование и участие в судебном заседании до 24 апреля 2018 г. без заключения соглашения, что является нарушением п. 1 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
После заключения договора об оказании юридической помощи от 14 мая 2018 г. адвокат Р. 28 мая 2018 года не приняла участие в судебном заседании.
Также, подтверждается то обстоятельство, что в соглашении об оказании юридической помощи от 14 мая 2018 г действительно отсутствует обязанность написания адвокатом апелляционной жалобы, что подтверждается предметом соглашения, поскольку адвокат принял на себя обязательства по составлению возражения и представлению интересов Е. в Арбитражном суде Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.
При таких обстоятельствах Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия, приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Р. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату Р. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении п. 1 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html