#235

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2018 год (фрагмент № 2)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: прекращение статуса адвоката;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.4; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.12; КПЭА ст.14 п.1; КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: нарушение этических норм; взаимодействие с судом; инициировано вице-президентом;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобам А., представлениям вице-президента Кисельмана А.А. в отношении адвоката адвокатского кабинета П.

Из докладной записки куратора адвокатских образований по пгт Междуреченский следует, что 4 апреля 2018 года в её адрес поступило обращение мирового судьи судебного участка № 2 Кондинского судебного района в отношении адвоката П., в котором сообщается, что 2 апреля 2018 года, П., будучи защитником по соглашению гр. М., обвиняемого по ст. 264.1 УК РФ, явился к 16 час. 00 мин. в судебное заседание с признаками алкогольного опьянения. Состояние опьянения адвоката было очевидным для суда и иных участников процесса, а также судебных приставов, обеспечивающих порядок в здании суда, что подтверждается их рапортами. Сам П. пояснил, что у него проблемы с давлением. В судебном заседании был объявлен перерыв на 10 минут для решения вопроса о направлении П. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Однако П. во время объявленного перерыва скрылся из здания суда, судебное заседание было отложено на 4 апреля 2018 г. для обеспечения права обвиняемого на защиту. Сведения о плохом состоянии здоровья П, как это следовало из его пояснений, не подтвердились. Из письма БУ «Кондинская районная больница» от 3 апреля 2018 г. следует, что П. в период с 16.00 часов 02.04.2018 в медицинское учреждение не обращался.
По данному факту 10 апреля 2018 г. было вынесено представление вице-президента Адвокатской палаты ханты-Мансийского автономного округа Кисельмана А.А., в котором он поставил вопрос о возбуждении дисциплинарного производства.
16 апреля 2018 года в дополнение к докладной записке от 09.04.2018 г. куратором адвокатских образований направлены:

  • докладная записка адвоката адвокатского кабинета К.;
  • заверенные ОМВД России по Кондинскому району ХМАО-Югры материалы дела об административном правонарушении (№ КУСП 455 от 09.02.2018 г.) по ст. 20.21. КоАП РФ в отношении адвоката П.

По данному факту 16 апреля 2018 г. также было вынесено представление вице-президента Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа Кисельмана А.А., в котором он поставил вопрос о возбуждении дисциплинарного производства.
Данные представления на основании п. 2.1. ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката объединены в единое производство.
10 апреля 2018 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката П. (распоряжение № 15), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат П. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката П., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Адвокат П. пояснил, что 2 апреля 2018 г. в 16 час 00 мин мировым судьей судебного участка № 2 Кондинского судебного района Котельникова А.У. было назначено судебное заседание по уголовному делу по обвинению М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, где он являлся защитником по соглашению об оказании юридической помощи. Судебное заседание было начато в 16 час 15 мин. В ходе судебного заседания мировой судья Котельников А.У. каких-либо замечаний ему или его клиенту не выносил. Действительно, мировой судья поинтересовался состоянием его здоровья, на что он пояснил, что страдает повышенным давлением. Сразу после чего без объяснения причин мировым судьей Котельниковым А.У. был объявлен перерыв на 5 минут. Гр. М. предложил обратиться к врачу за оказанием медицинской помощи. Примерно около 16 час 30 мин. Он вызвал такси и выехал в п. Леуши в поликлинику по месту своего жительства, где ему была оказана медицинская помощь, от госпитализации он отказался. Затягивание рассмотрения уголовного дела с его стороны не было, о чем свидетельствует прилагаемая им история движения данного уголовного дела. Считает, высказывание куратора А. о неоднократности нарушения графика дежурства адвокатами адвокатских образований Кондинского района надуманным и не соответствующим действительности, так как график дежурств до него и других адвокатов не доведен.

Адвокат П. представил копию выписки из амбулаторной карты, копию пояснения М. и историю движения уголовного дела.

Квалификационная комиссия на заседании 23 мая 2018 года пришла к заключению о наличии в действиях адвоката П. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, как на основание своих требований.
В соответствии с п. п. 1, 4 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами; соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.
В соответствии с п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре.
Согласно ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении.
В соответствии с п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий
Как следует из обращения мирового судьи судебного участка № 2 Кондинского района Котельникова А.У. адвокат П. явился к 16 час. 00 мин. в судебное заседание с признаками алкогольного опьянения. Факт нахождения адвоката П. в нетрезвом состоянии подтверждается рапортами судебных приставов Пер., С., протоколом судебного заседания от 2 апреля 2018 года.
При этом во время перерыва для решения вопроса о направлении П. на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения адвокат из зала судебного заседания скрылся.
Действительно, как усматривается из материалов дисциплинарного производства адвокат П. 2 апреля 2018 после объявленного перерыва в судебное заседание не явился, о невозможности явки мировому судье не сообщил. Свое отсутствие на судебном заседании адвокат П. объяснил плохим состоянием здоровья, в связи с чем, вынужден обратиться в лечебное учреждение по месту жительства п. Леуши, где ему, как указывает П., была оказана медицинская помощь. При этом он представил копию выписки из амбулаторной карты, подписанную фельдшером В. Однако выписка не содержит печати лечебного учреждения, очень плохого качества, имеющаяся печать фельдшера не читается. Соответственно Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия ставит под сомнение объективность представленного П. документа, подтверждающего его обращение в лечебное учреждение. Кроме того, в Квалификационную комиссию по запросу мирового судьи судебного участка № 2 Кондинского района Котельникова А.У. представлена справка Кондинской районной больницы о том, что П. период с 16:00 часов 2 апреля по 3 апреля 2018 года в медицинское учреждение не обращался.
Кроме того, в докладной записке адвокат К. подтверждает факт срыва адвокатом П. судебного заседания, назначенного в 16.00 час. 2 апреля 2018 г. у мировой судьи СУ № 2 Котельникова А.У., сообщает о явке П. в судебное заседание в нетрезвом состоянии, оскорбительном приставании, безобразном поведении, подчеркивая нахождение П. в сильном алкогольном опьянении. Указывает, что 4 апреля 2018 г. ситуация практически повторилась. Адвокат П., выходя из зала судебного заседания, был пьян.
При таких обстоятельствах Совет Адвокатской палаты усматривает нарушение адвокатом П. ст. 12 и п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката. При этом делает вывод, что факт ухода его из зала судебного заседания обусловлен не плохим состоянием здоровья, а нежеланием быть подвергнутым медицинскому освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения.
По факту нахождения адвоката П. 9 февраля 2018 г. в состоянии алкогольного опьянения, будучи дежурным адвокатом Совет Адвокатской палаты приходит к следующему выводу.
Так, 9 февраля 2018 адвокат П., являясь дежурным адвокатом по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда (в соответствии с утвержденным графиком дежурств на январь-февраль-март 2018 г.), в 15.00 час, то есть, в рабочее время, находясь в служебном помещении Кондинского участка Советского МРО АО «Тюменская энергосбытовая компания» в нетрезвом состоянии, нарушал общественный порядок, выражался нецензурной бранью, мешал рабочему процессу, приставал к сотрудникам организации.
Состояние алкогольного опьянение П. установлено в ходе его медицинского освидетельствования, проведенного врачом-наркологом З. в БУ «Кондинская районная больница» в период времени с 16 час. 10 мин. до 16 час. 50 мин., что подтверждается Актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения № 50 от 09.02.2018.
Кроме того, вина П. подтверждается имеющимися материалами административного производства:

  • рапортом оперативного дежурного Е. от 09.02.2018 КУСП № 455 по заявлению гр. В.;
  • рапортом оперативного дежурного Е. от 09.02.2018 КУСП № 461 по заявлению гр. К.;
  • заявлением К. в ОМВД Кондинского района;
  • объяснениями К. С.А., В. А.В., А. Т.В., С. К.В., П. Ю.Е.;
  • протоколом по делу об административном правонарушении в отношении П.

В соответствии п. 2.1. и 2.2. Правил осуществления защиты по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, утвержденных решением Совета Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа от 22 ноября 2012 года № 11, график дежурств обязателен для исполнения адвокатами, руководителями адвокатских образований, кураторами. Дежурный адвокат обязан при себе иметь средства связи (работающий сотовый телефон) либо находится в офисе адвокатского образования в зоне действия стационарного телефона. Адвокат, не имеющий возможности осуществлять защиту в день дежурства по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда по объективным уважительным причинам (болезнь, нахождение в отпуске, командировке, занятость по другим делам, назначение которых на совпадающую дату не зависело от позиции адвоката) обязан по возможности заблаговременно (в срок, обеспечивающим возможность его замены другим адвокатом) уведомить об этом куратора или руководителя адвокатского образования. Неисполнение адвокатом указанного требования является дисциплинарным проступком.
Довод адвоката П. о том, что он не был ознакомлен с графиком дежурств, Совет Адвокатской палаты расценивается не состоятельным, поскольку законом предусмотрена обязанность оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в порядке, установленным решением Совета. Советом такой порядок утвержден, где за основу положено дежурство адвокатов по графику. П. является адвокатом адвокатского кабинета, в связи с чем, он самостоятельно обязан осуществлять организацию своей деятельности, взаимодействовать с куратором адвокатских образований, в том числе и знакомится с графиком дежурств.
Соответственно адвокат П., находясь в состоянии алкогольного опьяняя, являясь дежурным адвокатом, создал условия при которых могла быть сорвана защита по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда.
В тот же время в соответствии с п. 5. ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката в любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения.
При таких обстоятельствах Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката П. нарушений норм п. 2.1. и 2.2. Правил осуществления защиты по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Совет Адвокатской палаты также считает, что в соответствии с п. 5. ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката действия адвоката П. подрывают доверие к нему как к адвокату и к адвокатуре в целом.

При выборе меры дисциплинарной ответственности адвокату П. Совет Адвокатской палаты ХМАО дает оценку тяжести совершенного проступка, обстоятельствам его совершения, форме вины. Считает, что поведение адвоката П. не только нарушает нормы соответствующего процессуального законодательства, проявляет неуважение к суду и лицам, участвующим в деле, но и дискредитирует адвокатуру как институт гражданского общества, призванного защищать права и законные интересы граждан, в целом, подрывает доверие к ней со стороны судебных и следственных органов, а также граждан.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

  1. Прекратить статус адвокату П. за нарушением норм, установленных п. 5. ст. 9, ст. 12 и п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, а также п. 2.1. и 2.2. Правил осуществления защиты по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, утвержденных решением Совета Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа от 22 ноября 2012 года № 11.
  2. О принятом решении сообщить П., а также суду, прокуратуре, правоохранительным органам пгт. Междуреченский и Кондинского района и Управлению Минюста РФ по ХМАО – Югре.
  3. П. сдать удостоверение адвоката в Управление Минюста РФ по ХМАО – Югре.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html