#234

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2018 год (фрагмент № 1)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: прекращение статуса адвоката;
Статья ФЗ: ФЗ ст.15 п.6; ФЗ ст.20 п.2; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.24 п.5;
Тема: неисполнения решений органов адвокатского сообщества; инициировано вице-президентом;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по представлению вице-президента Кисельмана Александра Абрамовича в отношении адвоката Г.

Из представления вице-президента Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа Кисельмана А.А. следует, что 11 мая 2018 года в Адвокатскую палату Ханты-Мансийского автономного округа поступило уведомление адвоката Г. о том, что она принята в члены НО «Тюменская областная Коллегия адвокатов – 1» с целью деятельности в Нижневартовском филиале НО ТОКА – 1.
16 мая 2018 года Адвокатской палатой Ханты-Мансийского автономного округа был направлен запрос в НО «Тюменская областная Коллегия адвокатов – 1» о предоставлении документов, предусмотренных п. 10 ст. 22 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подтверждающих наличие филиала Коллегии в г. Нижневартовске. Из поступившего 21 мая 2018 года ответа на запрос за подписью Председателя Президиума Б. явствует, что адвокат Г. приказом № 32 от 2 апреля 2018 г. зачислена в Тюменскую областную Коллегию адвокатов – 1, о чем уведомлена Адвокатская палата Тюменской области. Сведений и документов о создании филиала Коллегии и его деятельности в г. Нижневартовске ХМАО не представлено. Не числится такой филиал и в реестре адвокатских образований ХМАО.
В соответствии с п. ст. 20 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности. Об избранных форме адвокатского образования и месте осуществления адвокатской деятельности адвокат обязан уведомить совет адвокатской палаты.
Г. направив уведомление в Адвокатскую палату ХМАО об избранной форме адвокатского образования, указала ложные сведения о существовании в г. Нижневартовске филиала Тюменской областной Коллегии адвокатов-1.
Таким образом, имеются достаточные данные, свидетельствующие о нарушении Г. требований ст. 22 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации», а также решения ФПА РФ от 2 апреля 2010 г.
19 июня 2018 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. (распоряжение № 34), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Г. надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явилась.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Г., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Адвокат Г. письменных объяснений не представила.
Квалификационная комиссия на заседании 4 июля 2018 года пришла к заключению о наличии в действиях адвоката Г. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, как на основание своих требований.

В соответствии с п. 2 ст. 20 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе в соответствии с настоящим Федеральным законом самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности. Об избранных форме адвокатского образования и месте осуществления адвокатской деятельности адвокат обязан уведомить совет адвокатской палаты в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

Однако, как следует из личного дела, адвокат Г. направила заявление о возобновлении статуса адвоката с 17 января 2018 г. Решением Совета Адвокатской палаты ХМАО от 17 января 2018г. № 1 статус адвоката Г. был возобновлен. Затем, 11 мая 2018 года в Адвокатскую палату Ханты-Мансийского автономного округа поступило уведомление адвоката Г. о том, что она принята в члены НО «Тюменская областная Коллегия адвокатов – 1» с целью деятельности в Нижневартовском филиале НО ТОКА – 1.
В соответствии с п. 10 ст. 22 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о создании или закрытии филиала коллегия адвокатов направляет заказным письмом уведомление в совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого учреждена коллегия адвокатов, а также в совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого создан филиал коллегии адвокатов. В уведомлении о создании филиала коллегии адвокатов должны содержаться сведения об адвокатах, осуществляющих в филиале коллегии адвокатов адвокатскую деятельность, о месте нахождения коллегии адвокатов и ее филиала, о порядке осуществления телефонной, телеграфной, почтовой и иной связи между советом адвокатской палаты и коллегией адвокатов, ее филиалом. К уведомлению должны быть приложены нотариально заверенные копии решения о создании филиала коллегии адвокатов и положения о филиале. Сведения об адвокатах, осуществляющих адвокатскую деятельность в филиале коллегии адвокатов, вносятся в региональный реестр субъекта Российской Федерации, на территории которого создан филиал.
Такие сведения в Адвокатской палате Ханты-Мансийского автономного округа отсутствуют. В связи с этим, председателю Президиума Б. был направлен запрос с просьбой предоставить информацию о данном филиале. Из поступившего 21 мая 2018 года ответа на запрос за подписью председателя Президиума Б. следует, что адвокат Г. приказом № 32 от 2 апреля 2018 г. зачислена в Тюменскую областную Коллегию адвокатов – 1, о чем уведомлена Адвокатская палата Тюменской области. Сведений и документов о создании филиала Коллегии и его деятельности в г. Нижневартовске ХМАО не представлено.

Вместе с тем, в соответствии с Порядком изменения членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации и урегулировании некоторых вопросов реализации адвокатом права на осуществление адвокатской деятельности на территории Российской Федерации, утвержденным решением Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010 года (с дополнениями и изменениями от 30 сентября 2010 г. и от 18 февраля 2018 г.), не допускается работа адвоката в адвокатском образовании (филиале адвокатского образования) на территории субъекта Российской Федерации, если в реестре этого субъекта Российской Федерации отсутствуют сведения об адвокате как о члене адвокатской палаты этого субъекта Российской Федерации либо если адвокатское образование (филиал адвокатского образования) не числится в реестре адвокатских образований адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

Г., направив уведомление в Адвокатскую палату ХМАО об избранной форме адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности, указала ложные сведения о существовании в г. Нижневартовске филиала Тюменской областной Коллегии адвокатов – 1.
23 мая 2018 года адвокат Г. направила дополнение к уведомлению от 11 мая 2018 г., где указала об избрании формы адвокатского образования – НО «Тюменская областная коллегия адвокатов – 1» (место дислокации: г. Тюмень, ул. Комсомольская, д. 22, оф. 303). Данный выбор адвокатского образования также противоречит требованиям Порядка изменения членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации и урегулировании некоторых вопросов реализации адвокатом права на осуществление адвокатской деятельности на территории Российской Федерации, утвержденного решением Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010 года (с дополнениями и изменениями от 30 сентября 2010 г. и от 18 февраля 2018 г.).
Таким образом, адвокат Г. не представила в Совет Адвокатской палаты ХМАО сведений об избрании ею формы адвокатского образования в соответствии с требованиями законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, что является нарушением п. 6. ст. 15 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в соответствии с которым адвокат со дня присвоения статуса адвоката, либо внесения сведений об адвокате в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате, либо возобновления статуса адвоката обязан уведомить совет адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования в трехмесячный срок со дня наступления указанных обстоятельств.
При таких обстоятельствах Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия приходит к выводу о наличии в действиях адвоката Г. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.
Кроме того, Совет Адвокатской палаты исходит из того, что в Адвокатской палате ХМАО более четырех (с 17 января 2018 г.) отсутствуют сведения об избранной адвокатом Г. форме адвокатского образования, которое в соответствии с решением Совета ФПА РФ от 2 апреля 2010 года должно быть на территории субъекта РФ, в реестр которого внесены сведения об адвокате, т.е. на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

В соответствии п. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, на основании заключения квалификационной комиссии при отсутствии в адвокатской палате в течение четырех месяцев со дня наступления обстоятельств, предусмотренных пунктом 6 статьи 15 настоящего Федерального закона, сведений об избрании адвокатом формы адвокатского образования.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО, а также п. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

РЕШИЛ:

  1. Прекратить статус адвокату Г. за нарушение п. 2 ст. 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
  2. О принятом решении сообщить Г., а также суду, прокуратуре, правоохранительным органам г. Нижневартовска и Нижневартовского района и Управлению Минюста РФ по ХМАО – Югре.
  3. Г. сдать удостоверение адвоката в Управление Минюста РФ по ХМАО – Югре.
  4. Установить, что Г. вправе претендовать на получение статуса адвоката по истечению пятилетнего срока.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html