#233

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2017 год (фрагмент № 18)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи; инициировано вице-президентом;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по представлению вице-президента в отношении адвоката адвокатского кабинета Л.

Из представления вице-президента Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа о возбуждении дисциплинарного производства от 20 января 2017 г. следует, что адвокат адвокатского кабинета Л. при оказании юридической помощи И. не заключила письменное соглашение, чем нарушила пункты 1 и 2 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Основанием к внесению представления явилось выявление 18 января 2017 г. Советом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа при рассмотрении дисциплинарного производства в отношении адвоката адвокатского кабинета Л., возбужденного по жалобе И., факта оказания адвокатом юридической помощи доверителю без заключения письменного соглашения.
23 января 2017 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Л. (распоряжение № 6), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Л. надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явилась.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Л., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Согласно объяснению Л. юридическая помощь ею оказана в соответствии с соглашением, нарушений этики при оказании юридических услуг И. не допускалось. Доводы жалобы И. являются не соответствующими фактическим обстоятельствам и направлены на изменения способа защиты, для чего ему необходимо признать недопустимыми ряд следственных действий, оговорив при этом адвоката.
Квалификационная комиссия на заседании 5 апреля 2017 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката Л. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
В соответствии со ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу
Из материалов дисциплинарного производства в отношении адвоката адвокатского кабинета Л., возбужденного по жалобе И., рассмотренного Советом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа 18 января 2017 г., усматривается, что адвокат Л. оказывала юридическую помощь И. Однако ей соглашение не было представлено. Соответственно в нарушение ст. 25 вышеуказанного Федерального закона соглашение между адвокатом Л. и И. не заключалось.
Таким образом, мматериалами дисциплинарного производства подтверждается факт наличия в действиях адвоката Л. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку адвокат не заключила соглашение об оказании юридических услуг в письменной форме.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату Л. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html