#232

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2017 год (фрагмент № 17)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; недобросовестность при исполнении поручения; адвокат дал объяснения;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Т. в отношении адвоката Адвокатского кабинета И.

В своей жалобе Т. (вх. №583 от 27.11.2017) указывает, что он в 2014 году обратился за помощью к адвокату И. Им было заключено соглашение на оказание ряда юридических услуг, предусмотренных п.п. 1.1, 1.2 соглашения. Кроме того, адвокату И. было поручено оформление земельного участка под зданием (ТЦ Айсберг) в г. Нижневартовске в собственность. Доверителем были выполнены обязательства по данному договору в полном объеме. Оплата произведена в размере * рублей. При этом денежные средства в сумме * рублей передавались без подтверждающих документов.
Однако адвокат И. не исполнил взятые на себя обязательства. В действиях адвоката И., по мнению подателя жалобы, прослеживается халатность в выполнении своих обязательств перед доверителем, равно как неоказание квалифицированной юридической помощи доверителю. Денежные средства до настоящего времени доверителю не возвращены.
28 ноября 2017 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката И. (распоряжение № 89), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат И. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката И., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Адвокат И. не согласился с доводами жалобы Т. и в объяснении указал, что соглашение об оказании юридической помощи № ТУР-*/2014 от 21.03.2014 им было заключено от имени адвокатов-партнеров бюро, поскольку в период с 05.06.2009 по 31.04.2015 им адвокатская деятельность осуществлялась в составе НКО Адвокатское бюро. В период с 30.12.2011 по 01.05.2015 адвокатами-партнерами адвокатского бюро были он и адвокат З.
При первом посещении Т. не предоставил документы и при подписании соглашения на оказание юридической помощи предмет соглашения был указан со слов Заявителя. Юридическая помощь по вышеуказанному соглашению не была оказана Заявителю в связи с тем, что доверитель не предоставил необходимых и достаточных документов для оказания юридической помощи, в частности не передал нотариально заверенную доверенность на представление интересов его дочери М., не согласовал предложенные варианты действий согласно предмету соглашения.
Т. не заявлял о расторжении или прекращении указанного соглашения и возврате денежных средств как в 2014, так и в 2015 годах. Денежные средства по соглашению были отработаны И. посредством предоставления многочисленных консультаций и совершения юридических действий по трудовым спорам, по уголовным делам, по хищению имущества ИП Т., а также по иным правовым вопросам, доказательством чего являются доверенности, выданные Т. 16.03.2015 и 14.07.2016.
Кроме того, адвокат И. указывает, что в соответствии со статьей 18 Кодекса профессиональной этики адвокатов меры дисциплинарной ответственности могут применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет.
Квалификационная комиссия на заседании 13 декабря 2017 года пришла к заключению о наличии в действиях адвоката И. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката и неисполнении решений органов адвокатской палаты.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, как на основание своих требований.
В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами.

В соответствии с п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.
Действительно, соглашение об оказании юридической помощи № ТУР-*/2014 от 21.03.2014 заключено между Заявителем и НКО Адвокатское бюро, где Управляющим партнером был адвокат И. Однако после прекращения деятельности в составе НКО Адвокатское бюро адвокат И. продолжил исполнение поручения как адвокат в другом адвокатском образовании. Об этом сам адвокат указывает в своем объяснении, а также указанные обстоятельства подтверждаются прилагаемой копий доверенностей Т., выданных им И. 16 марта 2015 года и 14 июля 2016 года.
Неисполнение соглашения об оказании юридической помощи № ТУР-
*/2014 от 21.03.2014 г. адвокатом И. подтверждается самим адвокатом и им не представлено ни одного процессуального документа во исполнение указанного поручения.
Объяснения адвоката И. о том, что он не приступил к исполнению поручения по вышеуказанному соглашению в связи с тем, что доверитель не предоставил необходимых и достаточных документов для оказания юридической помощи и не заявлял о расторжении или прекращении указанного соглашения и возврате денежных средств как в 2014, так и в 2015 годах, а также оказание юридической помощи, не предусмотренной соглашением, не могут быть приняты во внимание, поскольку в соответствии с п. 9 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, если после принятия поручения, кроме поручения на защиту по уголовному делу на предварительном следствии и в суде первой инстанции, выявятся обстоятельства, при которых адвокат был не вправе принимать поручение, он должен расторгнуть соглашение.

В соответствии со ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
Согласно п. 5.1 соглашения об оказании юридической помощи № ТУР-*/2014 от 21.03.2014 соглашение заключено на срок до окончания выполнения адвокатами поручения или наступления иных условий, предусмотренных настоящим соглашением.
В соответствии с п. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).
При таких обстоятельствах Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия, приходит к выводу о наличии в действиях адвоката И. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Вопросы возврата денежных средств и возложение на адвоката обязанности по возврату денежных средств не входят в компетенцию органов Адвокатской палаты и должен решаться доверителем непосредственно с адвокатом или в судебном порядке.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату И. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html