#231

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2017 год (фрагмент № 16)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; неявка адвоката; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Ж. в отношении адвоката Ханты-Мансийской городской коллегии адвокатов П.

Ж. в своей жалобе указывает, что адвокат П. ненадлежащим образом осуществлял защиту ее прав в ходе производства по гражданскому делу: неоднократно не являлся на судебные заседания, часто без предупреждения пропадал, все документы приходилось составлять самой, обращаясь за советами к знакомым юристам и к сети интернет, адвокат мог назначить встречу и не прийти. Когда Ж. обратилась к адвокату с вопросом о возврате денежных средств за не оказанные услуги, адвокат П. в грубой форме ответил «не занимайтесь вымогательством». Для составления искового заявления заявительница также вынуждена была обращаться к другому юристу.
28 и 30 ноября 2016 года Ханты-Мансийским районным судом вынесены решения об отказе в удовлетворении исковых требований заявителя. Решения адвокатом П. не обжалованы.
Ж. полагает, что в действиях адвоката П. прослеживается халатность в выполнении своих обязательств перед доверителем, неоказание квалифицированной юридической помощи доверителю.
31 января 2017 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката П. (распоряжение № 11), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат П. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката П., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Адвокат П. с доводами жалобы не согласился, представил письменное объяснение, в котором указал, что гонорар в размере * рублей им отработан полностью. Доверителю были оказаны многочисленные консультации, в том числе в выходные дни, что оплачивается в двойном размере, корректировал подготовленные доверителем проекты трех исковых заявлений в суд, изучал представленные ответчиком объемные возражения, делал запрос в МЧС относительно оказания Ж. медицинской (психологической) помощи, участвовал в двух судебных заседаниях (федеральный судья Л. и федеральный судья В.).
С учетом рекомендуемых минимальных ставок стоимости некоторых видов юридической помощи, оказываемой адвокатами Адвокатской палаты ХМАО, адвокат П. считает, что оснований для возврата гонорара не имеется, обязательства выполнены им в полном объеме.
Квалификационная комиссия на заседании 5 апреля 2017 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката П. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
В соответствии со ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
В соответствии ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
6 сентября 2016 г. между адвокатом П. и Ж. заключено соглашение, предметом которого является защита прав и законных интересов заказчика по делу о защите трудовых прав Ж. в правоохранительных органах, судах, в любых органах власти и организациях, на этапе предварительного расследования, в судах всех инстанций, оказание юридической помощи в объеме и на условиях, установленных настоящим соглашением (п.1.1 Соглашения).
В этот же день Ж. произведена оплата в полном объеме в размере
* рублей.
28 ноября 2016 года Ханты-Мансийским районным судом вынесено решение по делу по иску Ж. о нарушении трудовых прав, имеющий затяжной характер, взыскании оплаты за переработку, компенсации упущенной выгоды, компенсации морального вреда, из которого следует, что П. не участвовал при рассмотрении дела.
30 ноября 2016 года Ханты-Мансийским районным судом вынесено решение по иску Ж. об оспаривании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, заключений по служебной проверке, заключения внеочередной аттестационной комиссии, о взыскании денежного довольствия, компенсации морального вреда здоровью. Среди участников судебного заседания адвокат П. отсутствует.
Возражения ответчика, представленные представителем истца – адвокатом П., не подтверждают работу адвоката по опровержению доводов ответчика ни в письменном виде, ни в ходе судебного заседания (адвокат отсутствовал).
Адвокат П. подтверждает в своем объяснении, что иск составлялся не им, он корректировал подготовленные доверителем проекты исковых заявлений.
Следовательно, адвокат П. не исполнил перед доверителем обязательства по соглашении, чем нарушил ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката
Что касается возврата денежных средств, уплаченных доверителем, то принятие такого решения не входит в компетенцию органов адвокатской палаты и может быть решен адвокатом в добровольном порядке либо по решению суда в исковом порядке. Вместе с тем, Совет Адвокатской палаты отмечает, что предметом соглашения является защита прав и законных интересов заказчика по делу о защите трудовых прав Ж. в правоохранительных органах, судах, в любых органах власти и организациях, на этапе предварительного расследования, в судах всех инстанций. За весь спектр услуг обусловлен размер вознаграждения, который составляет * рублей. Поэтому доводы П. о том, что он отработал весь гонорар с учетом рекомендуемых минимальных ставок стоимости некоторых видов юридической помощи, оказываемой адвокатами Адвокатской палаты ХМАО, к данному соглашению не применимы.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату П. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей перед доверителем.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html