#230

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2017 год (фрагмент № 15)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.18 п.5; КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе З. в отношении адвоката И.

В жалобе З. (вх. № 137 от 28.02.2017) указывает, что 13 мая 2014 года с И. было заключено соглашение об оказании юридической помощи № ИМ-. Гонорар в полном объеме в установленные сроки им внесен. Но адвокатом по его делу никаких действий решения проблемы не происходит. 22 сентября 2016 года адвокату направлено письмо с просьбой предоставить документы по делу, однако на 17 февраля 2016 документы не предоставлены. Ежедневные обещания о предоставлении необходимой информации постоянно переносятся, скриншот переписки прикладывается.
Заявитель просит привлечь И. к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, этических и моральных норм адвоката.
1 марта 2017 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката И. (распоряжение № 21), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат И. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката И., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
На заседании Совета Адвокатской палаты присутствует З., который поддержал доводы своей жалобы. Он неоднократно обращался к адвокату И. с просьбой проинформировать о ходе исполнения поручения. Однако адвокат И. постоянно называл причины, по которым он не может встретиться, постоянно откладывал встречу.
Адвокат И. с доводами жалобы не согласился, представил письменное объяснение, в котором указал, что действительно, 13 мая 2014 года между З. и Адвокатским бюро было заключено соглашение № ИМ-
*/2014.
После изучения всех представленных документов, доверителю были даны устные разъяснения по сложившейся ситуации, что нецелесообразно обращаться с жалобами в суда апелляционной и кассационной инстанций ввиду сложившейся судебной практики по данным категориям дел.
Адвокатами-партнерами указанное соглашение было исполнено частично. Поручение доверителя исполнялось путем проведения переговоров с заинтересованными лицами. 21 марта 2017 года З. направлена телеграмма №б/н о приглашении в офис для разрешения сложившейся ситуации. Однако доверитель по сей день не явился к нему. В связи с чем, неотработанная часть гонорара будет отправлена 06.04.2017 на депозит нотариуса.
Кроме того, адвокат И. указывает в объяснении, что с момента заключения и фактического исполнения соглашения об оказании юридической помощи с З. до момента обращения в Адвокатскую палату ХМАО с жалобой прошло более года.
Квалификационная комиссия на заседании 5 апреля 2017 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката И. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
В соответствии со ст. 25 Федерального закона от «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.
В соответствии ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
В соответствии с ч. 5 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года, а при длящемся нарушении - с момента его прекращения (пресечения).
Согласно п. 5.1 соглашения об оказании юридической помощи № ИМ-*/2014 от 13 мая 2014 года соглашение заключено на срок до окончания выполнения адвокатами поручения или наступления иных условий, предусмотренных настоящим соглашением.
В соответствии с п. 5.2 соглашения об оказании юридической помощи № ИМ-
*/2014 от 13 мая 2014 года подтверждением окончания выполнения адвокатами поручения, предусмотренного п.п. 1.1-1.2 настоящего соглашения, являются акты соответствующих органов, которыми принимается решение в отношении доверителя или назначенного им лица, являющееся окончательным на данной стадии, и (или) документы, подготовленные адвокатами и направленные в соответствующие инстанции.
Согласно п. 5.3 соглашения об оказании юридической помощи № ИМ-*/2014 от 13 мая 2014 года доверитель вправе в любое время отменить поручение с оформлением соглашения о прекращении поручения.
Адвокат И. не представил доказательства исполнения поручения по соглашению об оказании юридической помощи № ИМ-
*/2014 от 13 мая 2014 года, а также сторонами не представлены документы, свидетельствующие о прекращении указанного соглашения.
Следовательно, Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия, приходит к выводу, что в действиях адвоката И. имеются признаки длящегося нарушения, которые выражаются в неисполнении взятых на себя обязательств перед доверителем.
Что касается возврата денежных средств, уплаченных доверителем, то принятие такого решения не входит в компетенцию органов адвокатской палаты и может быть решен адвокатом в добровольном порядке либо по решению суда в исковом порядке.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату И. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, неисполнение решений органов адвокатской палаты.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html