#228

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2017 год (фрагмент № 13)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе В. в отношении адвоката Адвокатского кабинета Д.

Из жалобы заявителя следует, что вначале 2016 года В. обратилась к адвокату Д. за юридической помощью по вопросу расторжения договора дарения доли в праве общей долевой собственности на квартиру в судебном порядке, уплатив адвокату гонорар * рублей. Договор об оказании услуг не заключался, квитанция, либо расписка, либо иные учетные документы адвокатом ей не выдавались. Получив деньги, адвокат Д. свои обязанности перед ней выполнил ненадлежащим образом. Так, исковое заявление подано в суд адвокатом 12 июля 2016 года, через полгода после обращения, передачи ему необходимых документов и выплаты денежных средств. 16 июля 2016 года суд вернул исковое заявление, мотивируя определение тем, что истцом, в данном случае Д., не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел обязательный досудебный порядок урегулирования спора.
Заявитель В. оценивает действия адвоката Д. юридически неграмотными, указывает, что повторную подачу иска адвокат не осуществлял, никаких действий в защиту прав и интересов доверителя не предпринимал.
20 декабря 2016 года В. обратилась к Д. с просьбой вернуть документы и уплаченные ею денежные средства в сумме
* рублей. Адвокат выписал квитанцию на указанную сумму и попросил расписаться в соглашении, пояснил, что возвращает документы.
Подписав предложенное соглашение и покинув офис адвоката, доверитель обнаружил в тексте Соглашения положения об оплате за труд адвоката: * руб. за представление в Урайском городском суде, * руб. за участие в судебных заседаниях, а всего на сумму * рублей. Заявитель указывает в жалобе, что соглашение адвокат подготовил в ее присутствии, задним числом поставив дату 11 февраля 2016 года. Вернувшись в офис адвоката Д., доверитель потребовал вернуть денежные средства, на что получил отказ адвоката.
Заявитель В. в своей жалобе указывает, что адвокатская деятельность Д. содержит признаки нарушения требований законодательства об адвокатуре, кодекса профессиональной этики адвоката. Просит привлечь адвоката Д. к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей, лишить статуса адвоката; помощи в возврате
* руб., уплаченных адвокату.
25 января 2017 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Д. (распоряжение № 9), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Д. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Д., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Из объяснения адвоката Д. следует, что 11 февраля 2016 г. он заключил с гр. В. соглашение об оказании юридической помощи по гражданскому делу, предметом которого определено представительство и защита прав и интересов Г. по иску к Го. о расторжении договора дарения и вселении. Соглашение предусматривает гонорар * рублей: * руб. за представление в Урайском городском суде, что включает обобщение судебной практики, консультации, подготовку искового заявления, его подачу в суд, составление жалобы, подача жалобы в судебную коллегию по гражданским делам суда ХМАО и * руб. за участие в судебных заседаниях.
11 февраля В. уплатила в счет исполнения соглашения
* руб.
12 июля 2016 года адвокат Д. подал в Урайский городской суд исковой заявление в интересах истца Г., действуя по доверенности.
16 июля 2016 года судьей Урайского городского суда вынесено определение о возвращении искового заявления в порядке п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, так как истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров досудебный порядок урегулирования спора. Истцом Г. в подтверждение соблюдения досудебного порядка урегулирования спора представлено уведомление, подписанное представителем Д. в адрес Г. с предложением о расторжении договора дарения, однако сведений о направлении этого уведомления в адрес последней суду не представлено. Приложенная квитанция Почты России № 88044 от 17 мая 2016 года отправителя Д. заказного письма в адрес Г. не подтверждает направление заказным письмом уведомления о досудебном порядке урегулирования спора.
Квалификационная комиссия на заседании 8 февраля 2017 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката Д. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
В соответствии со ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и настоящим Кодексом, уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи и доверителей.

Изученное Советом Адвокатской палаты определение Урайского городского суда о возвращении искового заявления в порядке п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ от 16 июля 2016 года подтверждает факт ненадлежащего оказания юридической помощи доверителю по гражданскому делу адвокатом Д. При этом судом установлено невыполнение истцом, в интересах которого действовал представитель Д., требований федерального законодательства при подаче искового заявления в суд, в связи с чем, оно было возвращено.

Материалы дисциплинарного производства позволяют сделать вывод о ненадлежащем выполнении адвокатом Д. обязанностей перед доверителем, оказании им неквалифицированной юридической помощи при подаче искового заявления в суд с нарушением требований федерального законодательства, что препятствовало принятию и рассмотрению иска в интересах доверителя.
Что касается требования о возврате денежных средств, то решение данного вопроса не входит в компетенцию органов адвокатской палаты и может быть решено в судебном порядке.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:
Объявить предупреждение адвокату Д. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html