#219

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2017 год (фрагмент № 4)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: защита по назначению;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе З в отношении адвоката Сургутской городской коллегии адвокатов Д
Согласно информации, содержащейся в обращении куратора адвокатских образований по г. Сургуту и Сургутскому району, адвокат Д. принял на себя защиту по назначению следствия, заменив адвоката А., который в соответствии с графиком был ранее назначен следователем по уголовному делу для защиты интересов П. Адвокат Д. согласие куратора на замену адвоката не получил.
15 ноября 2016 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Д. (распоряжение № 99), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Из объяснения адвоката Д. следует, что 16 апреля 2016 г. в дежурство Сургутской городской коллегии его вызвал следователь СК России по Сургутскому району К. и пояснил, что у него находится на подписке о невыезде П., подозреваемый по ч. 2 ст. 143 УК РФ. Подзащитный отказывается от адвоката А. и просит назначить другого адвоката. Адвокат Д. с П. отдельно от следователя переговорил, где спросил почему он отказывается от адвоката А. П. адвокату Д. сказал, что А. советует не давать показания и взять ст. 51 Конституции, а П. считает, что не виноват и хочет в свое оправдание рассказать, как все произошло. Обсудив позицию, адвокат Д. посоветовал дать показания, но вину не признавать. Адвокат Д. П. предложил заключить небольшое соглашение, но так как у последнего не было денег, он отказался, сослался на материальные затруднения. Но П. попросил, чтобы адвокат Д. продолжал его защищать по назначению. Он при адвокате Д. подписал отказ от адвоката А., и адвокат Д. в течение трех месяцев защищал его.
При ознакомлении с делом адвокат Д. помог П. написать жалобу прокурору и дело было возвращено обратно следователю. Вину П. так и не признал.
Адвокат Д. считает, что не мог отказать в защите П. из-за того, что тот не мог с ним заключить соглашение.
Адвокат Д. на заседании Совета Адвокатской палаты пояснил, что он согласно графику дежурства, был вызван в Следственный комитет, где следователь ему объяснил, что адвокат А. не может прибыть для выполнения следственного действия. Он переговорил с П. и тот ему пояснил, что он хочет дать показания, но вины не признает и согласился на его защиту как адвоката. Однако с куратором замену адвоката не согласовал, в чем свою вину признает.
Квалификационная комиссия на заседании 7 декабря 2016 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката Д. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.

В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
Согласно ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
В соответствии с п. 4 Правил осуществления защиты по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, утвержденных решением Совета Адвокатской палаты ХМАО от 22 ноября 2012 года № 11, замена защитника допускается на основании действующего уголовно-процессуального законодательства. В случае замены защитника на основании мотивированного постановления, назначение нового адвоката осуществляет куратор.
Данное требование адвокат Д. не исполнил, что подтверждается копиями ордера адвоката А., постановления о вознаграждении адвоката А. от 29 апреля 2016 года, ордера адвоката Д, постановления о вознаграждении адвоката Д. от 10 июня 2016 года.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:
Объявить замечание адвокату Д. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, решений органов адвокатского самоуправления, выразившихся в неисполнении Правил осуществления защиты по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html