#218

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2017 год (фрагмент № 3)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Б. в отношении адвоката Коллегии адвокатов Ханты-Мансийского автономного округа Д.

Заявитель просит привлечь адвоката Д. к дисциплинарной ответственности, указывая на некачественное исполнение обязанностей, выразившееся в пропуске адвокатом срока подачи апелляционной жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, невнесении денежных средств в кассу адвокатского образования, несогласовании жалобы с клиентом (подделка подписи).
21 ноября 2016 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Д (распоряжение № 102), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат Д. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката Д., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Адвокат Д. с доводами жалобы не согласился, представил письменное объяснение, в котором указал, что им принимались меры по поиску свидетелей, подготовлена апелляционная жалоба, осуществлялось согласование позиции с заявителем. Поздняя подача жалобы связана с длительностью принятия заявителем решения о подаче жалобы. Кроме того, он вернул Б. * рублей. Считает не соответствующим действительности довод жалобы о том, что подписал жалобу от имени заявителя. Он отправлял жалобу по электронной почте, Б. сам подписывал, и нарочно отправлял адвокату Д. Кроме того, он, адвокат Д., мог направить жалобу и за своей подписью с приложением ордера.
Квалификационная комиссия на заседании 7 декабря 2016 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката Д. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.

В соответствии со ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.
При рассмотрении дисциплинарного производства необходимо исходить из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возлагается на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается, как на основание своих требований.
Согласно ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
Так 19 августа 2016 г. между адвокатом Д. и Б. заключено соглашение об оказании юридической помощи, предметом которого является защита при производстве по административному делу в стадии обжалования постановления по делу об административном правонарушении (п.1.1 Соглашения).
25 августа 2016 г. адвокат Д. ознакомился с материалами дела, получил копию постановления мирового судьи от 21 августа 2016 г., которым Б привлечен к административной ответственности, и срок обжалования которого составляет 10 дней со дня получения.
Однако жалобу адвокат подал лишь 3 октября 2016 г., т.е. по истечении срока обжалования.
Ходатайство о восстановлении срока обжалования постановления определением судьи Ханты-Мансийского районного суда от 17 октября 2016 года оставлено без удовлетворения, поскольку установлено, что защитник получил копию постановления в срок, однако жалоба подана через продолжительное время, без уважительных причин пропуска срока.
В части невнесения денежных средств в кассу адвокатского образования имеется нарушение со стороны адвоката Д., поскольку в соответствии п. 6 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и в сроки, предусмотренные соглашением. Так, согласно п. 3.1 стоимость юридической помощи составляет * рублей, которые в соответствии с соглашением, должны быть выплачены в течение 2 дней, после заключения соглашения, т.е. 20 августа 2016 года. 20 августа 2016 года Б перевела на банковскую карточку адвоката * рублей. Адвокат Д. внес денежные средства в кассу Коллегии адвокатов ХМАО только 31 октября 2016 г. Соответственно адвокатом обязательства вышеуказанной нормы не исполнены.
Таким образом, в действиях (бездействии) адвоката Д. имеются нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Что касается вопросов о возврате денежных средств, полученных адвокатом за выполненные обязанности, то их решение не входит в компетенцию органов Адвокатской палаты.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату Д за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении п. 6 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html