#214

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2016 год (фрагмент № 17)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Я. в отношении адвоката П.

Гр. Я. в жалобе указал, что он заключил соглашение с адвокатом П. на защиту его интересов по уголовному делу по ч. 3 ст. 159 УК РФ. В июне 2016 года адвокат по его поручению был направлен в г. Тюмень для изучения материалов дела и обжаловании действий следователя. После возвращения из г. Тюмени адвокат стал склонять его к признанию вины, обвинял его в совершении преступления, оскорблял. Тогда он решил расторгнуть соглашение с адвокатом и потребовал от него вернуть документы по уголовному делу, но адвокат отказался от расторжения и не вернул ему большой объем документов по делу. Тогда он направил адвокату телеграмму о расторжении соглашения и с требованием о возврате документов, которую адвокат получил 29 июля 2016 года. Просит привлечь адвоката к дисциплинарной ответственности.
17 августа 2016 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката П. (распоряжение № 73), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат П. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката П., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
На заседании Квалификационной комиссии от 7 июля 2016 года Я. пояснил, что 27 июля 2016 года он направил адвокату П. телеграмму о расторжении соглашения и возврате документов, но адвокат не вернул документы и продолжал ходить в суд в августе 2016 года. Рассмотрение дисциплинарного производства в отношении адвоката П. Квалификационной комиссией в связи с необходимостью дополнительной проверки отложено на 9 ноября 2016 года.
Адвокат П. на заседании Квалификационной комиссии от 9 ноября 2016 года пояснил, что 29 июля 2016 года он получил телеграмму от Я. о расторжении договора. Но 22 августа 2016 года его пригласили в Тюменский районный суд для получения копии обвинительного заключения в соответствии с его заявлением. Поэтому 4 августа 2016 года он получил в суде копию обвинительного заключения и требование о явке в суд для рассмотрения уголовного дела. Поэтому он выполнил требование суда и прибыл в судебное заседание для рассмотрения уголовного дела 18 августа 2016 года.
Квалификационная комиссия на заседании 9 ноября 2016 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката П. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, уважать права, честь и достоинство лиц, обратившиеся за оказанием юридической помощи.
В соответствии с п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката при отмене поручения адвокат должен незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы по делу, предоставить доверителю отчет о проделанной работе.
Из телеграммы, поданной 27 июля 2016 года, следует, что Я. отказался от услуг адвоката П. и просил возвратить документы по уголовному делу. Адвокат П. указанную телеграмму получил 29 июля 2016 года, что он сам и подтвердил. Согласно справке Тюменского районного суда, он принимал участие в рассмотрении уголовного дела в отношении Я. 18 августа 2016 года, тем самым продолжал работать по делу после расторжения соглашения, в связи с чем нарушил требования п. 6 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Что касается требований о возврате документов, то какие-либо доказательства о передаче документов Я. адвокату П. Совету Адвокатской палаты, как и Квалификационной комиссии не представлены. Кроме того, согласно заключенному соглашению адвокат не брал на себя обязательства по копированию материалов уголовного дела для своего доверителя. Имеющиеся у адвоката копии материалов уголовного дела он изготовил для изучения уголовного дела и оказания защиты своему доверителю. Поскольку последний отказался от услуг адвоката, то адвокат не обязан возвращать их Я., т.к. данная обязанность не предусмотрена соглашением. В этих действиях со стороны адвоката нарушений не имеется.
В части других доводов заявителя Я. Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия не дает им оценки, поскольку им не представлены какие-либо доказательства в их подтверждение.
Кроме того, возврат денежных средств и возложение на адвоката такой обязанности не входит в компетенцию органов Адвокатской палаты и должен решаться доверителем непосредственно с адвокатом, либо в судебном порядке.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить замечание адвокату П. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html