#213

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2016 год (фрагмент № 16)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.10 п.4; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; нарушение этических норм;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе Х. в отношении адвоката Т.

Согласно жалобе 6 сентября 2015 года Х. обратился к адвокату Т. за юридической помощью и заключил договор на оказание юридической услуг по бракоразводному процессу с гонораром оплаты услуг в сумме 150.000 рублей. Х. была внесена предоплата в сумме 50.000 рублей.
Через несколько дней к нему обратился адвокат Т. с личной просьбой о займе денежных средств. Х. согласился.
28 сентября 2015 года Т., получил от Х. в долг денежные средства в размере 210.000 рублей и собственноручно написал расписку.
В начале октября 2015 года Х. принял решение отказаться от услуг адвоката, о чем уведомил адвоката Т. и потребовал вернуть 50.000 рублей, оплаченных по договору оказания услуг.
По достигнутой устной договоренности адвокат Т. обещал вернуть 50.000 рублей предоплаты, оплаченной Х. по договору оказания услуг вместе с долгом по расписке, в сумме 210 000 рублей.
В конце января 2016 года адвокат Т. вернул Х. часть денежных средств в сумме 120.000 рублей, а оставшуюся часть в сумме 140.000 рублей, обещал вернуть до конца февраля 2016 года.
До настоящего времени адвокат Т. оставшийся долг так и не вернул, начал скрываться, перестал отвечать на телефонные звонки.
Х. полагает, что адвокатская деятельность, осуществляемая адвокатом Т., содержит признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, вследствие чего порочит честь и достоинство адвоката, умаляет авторитет адвокатуры и просит рассмотреть жалобу по существу возникшей проблемы, провести проверку по изложенным им доводам и привлечь адвоката Т. к дисциплинарной ответственности. О результате рассмотрения настоящей жалобы просит сообщить заявителю.
9 августа 2016 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Т. (распоряжение № 70), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
В своем объяснении адвокат Т. пояснил, что 6 сентября 2015 года между Х. и адвокатом Т. был заключен договор на оказание юридической помощи по сопровождению расторжения брака, по которому была сделана предоплата в размере 50000 (пятьдесят тысяч) рублей.
28 сентября 2015 года между адвокатом Т. и Х. был заключен договор займа на сумму 210000 (двести десять тысяч).
В октябре 2015 года Х. отказался от услуг по правовому сопровождению расторжения брака и раздела имущества между Х. и Х., так как стороны приняли решение раздел имущества произвести во внесудебном порядке.
Возврат средств в сумме 50.000 рублей (предоплата по договору на оказание юридической помощи) был произведен 25 октября 2015 года.
Возврат средств в размере 50.000 рублей (по договору займа) был также произведен 25 октября 2015 года.
Возврат 20.000 рублей (по договору займа) был произведен в январе 2016 года. Все сроки возврата денежных средств были согласованы с Х.
Денежные средства в размере 120.000 рублей по договору займа до настоящего времени не возвращены. В настоящее время разрешение данного вопроса находится в порядке гражданского судопроизводства на рассмотрении в Нефтеюганском районном суде. Рассмотрение данного дела назначено на 27 сентября 2016 года.
Квалификационная комиссия на заседании 7 сентября 2016 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката Т. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Адвокат Т., присутствуя на заседании Совета, вину свою признал, просил предоставить ему шанс на исправление.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
В действиях адвоката Т. усматривается нарушение п. 4 ст.10 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя.
Доказательствами данного факта является расписка адвоката от 28.09.2015 о получении денежных средств в долг от Х., договор на оказание юридической помощи, заключенный 6 сентября 2015 года между адвокатом Т. и гр. Х., доверенность от 7 сентября года 2015, распоряжение об отмене доверенности от 12 октября 2015 года.
Таким образом, адвокат Т. поставил себя в долговую зависимость от доверителя в период оказания ему юридической помощи.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату Т. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении п. 4 ст.10 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html