#211

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2016 год (фрагмент № 14)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА; замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.2;
Тема: защита по назначению;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по представлению и.о. начальника Управления министерства юстиции РФ по ХМАО-Югре в отношении адвокатов А. и Ка., а также адвокатов К. и Ку.

В представлении и.о. начальника Управления Министерства юстиции РФ по ХМАО-Югре указано, что в Управление поступило сообщение МОМВД по Кондинскому району ХМАО-Югры в отношении адвокатов Ку., К., Ка., А.

В сообщении указано, что с декабря 2015 года защиту Н. по назначению осуществлял адвокат Ку. Так как он не явился к следователю для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь обратился к куратору для направления дежурного адвоката. В качестве дежурных адвокатов явились адвокаты К., Ка., которые отказались участвовать в следственных действиях. В последующем обращении следователя к куратору, А. не обеспечила явку дежурных адвокатов.

Предлагают решить вопрос о прекращении статуса адвоката Ку., а также привлечь к дисциплинарной ответственности адвокатов К., Ка., А.
19 мая 2016 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвокатов Ку., К., Ка., А. (распоряжение № 50), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокаты Ку., К., Ка., А. надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явились.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие Ку., К., Ка., А., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Ку. на заседании Квалификационной комиссии пояснил, что он знакомился с материалами дела вместе с подзащитной. Уведомление от следователя не получал, так как при этом нарушались его права, без его согласия проводилась видеосъемка.
Адвокат А. в объяснении указала, что она направляла к следователю адвокатов К., Ка., Ат., но они не смогли принять участие в следственных действиях. Других адвокатов для направления в качестве дежурных не было.
Адвокаты Ка. и К. в объяснении указали, что они была направлены к следователю куратором. Когда они явилась к следователю, то попросили предъявить им документы, подтверждающие уведомление адвоката Ку., который участвовал в деле по назначению, но такие документы им не были предъявлены, в связи, с чем они не имели права осуществлять защиту и ушли.
Квалификационная комиссия на заседании 29 июня 2016 года пришла к заключению о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвокатов К., Ка., А. вследствие отсутствия в их действиях нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката. В отношении адвоката Ку. Квалификационная комиссия выносит заключение о наличии в его действиях (бездействии) нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия считает, что адвокат Ку., представляя на предварительном следствии интересы обвиняемой Н., должен был действовать разумно и при вручении ему следователем уведомления о необходимости явки к следователю для ознакомления с материалами уголовного дела, должен был принять данное уведомление, независимо от места вручения, а не уклоняться от такого получения. В случае несогласия с уведомлением и действиями следователя в установленном законом порядке обжаловать действия следователя, а также требования, указанные в уведомлении. Из представленных материалов следует, что адвокат Ку. умышленно уклонялся от получения уведомления от следователя.
В отношении адвокатов К., Ка. Совет Адвокатской палаты приходит к следующему.
В соответствии с п. 3 ст. 50 УПК РФ случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2-7 части первой статьи 51 настоящего Кодекса.
Поэтому Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационная комиссия считает, что адвокат Ка., К. в данной ситуации действовали в соответствии с требованиями законодательства, так как они не имели права приступить к защите Н., пока не будет решен вопрос с уведомлением адвоката Ку. и не пройдет 5 дней в соответствии со ст. 50 УПК РФ.
В отношении куратора Совет Адвокатской палаты исходит из того, что рабочее время адвокатов законодательно не урегулировано, тем не менее применяя аналогию закона, к данным правоотношениям можно применить нормы Трудового кодекса РФ, которые запрещают привлечение к работе в выходные и праздничные дни, которыми являлись дни с 7 по 9 мая 2016 года. Привлечь к работе в этот день можно без согласия только дежурного адвоката по графику дежурств. Других адвокатом можно привлечь к исполнению обязанностей адвоката только с их согласия. Поэтому куратором были предприняты все возможные меры для направления адвокатов к следователю. Но если следователи сами затянули расследование уголовного дела и в пожарном порядке пытаются закончить расследование, то это не означает, что адвокаты в нарушение норм действующего законодательства должны совершать действия в интересах следствия. Соответственно куратор выполнила все необходимые действия по направлению дежурных адвокатов к следователю и не нарушила своих обязанностей.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 и 2 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО
РЕШИЛ:

  1. Прекратить дисциплинарное производство в отношении адвокатов К., Ка., А. вследствие отсутствия в действиях адвокатов нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
  2. Объявить замечание адвокату Ку. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в неисполнении п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html