#210

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2016 год (фрагмент № 13)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: недобросовестность при исполнении поручения; введение в заблуждение; незаключение соглашения на оказание юридической помощи; адвокат дал объяснения;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе К. в отношении адвоката П.

Из содержания жалобы К. следует, что в сентябре 2015 года между ней и адвокатом П. было заключено соглашение об оказании юридической помощи по вопросу обжалования в суде надзорной инстанции кассационного определения Суда ХМАО-Югры. Заявитель оплатила услуги адвоката в сумме 45.000 рублей. Заявитель считает, что адвокат П. свои обязательства не исполнила и ухудшила положение К. следующими действиями:

  • не предоставила соглашение об оказании юридической помощи;
  • обманула на предмет подачи надзорной жалобы, тем самым вынудив восстанавливать пропущенный срок в Сургутском городском суде;
  • не предоставила на обозрение К. документы, приложенные к надзорной жалобе в Верховный Суд РФ;
  • предлагала К. совершить мошеннические действия;
  • умышленно не положила квитанцию об уплате госпошлины в приложение к надзорной жалобе, чем сорвала сроки обращения в Верховный Суд РФ;
  • юридически не грамотно составила заявление о восстановлении пропущенного срока;
  • заверила К., что на протяжении разбирательства (подача кассационной жалобы) судебные приставы не снесут с участка К. жилой дом. Получив требование от судебных приставов, адвокат П. не написала объяснение, хотя в отчете указала 10.000 рублей за проделанную работу. Судебные приставы вынесли постановление о невыполнении требования и периодически штрафуют К.

По результатам рассмотрения жалобы К. просит:

  • решить вопрос о возврате суммы в 45.000 рублей, выплаченной в качестве гонорара;
  • рассмотреть действия адвоката П., как нарушение требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» а также Кодекса об адвокатской этике;
  • решить вопрос о нахождении адвоката П. в статусе адвоката;
  • обязать адвоката П. выдать все документы по гражданскому делу и предоставить отчет о проделанной работе.

15 марта 2016 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката П. (распоряжение № 31), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
На заседании Совета присутствуют адвокат П. и заявитель К.

На заседании Совета Адвокатской палаты К. пояснила, что обратилась к адвокату П. в сентябре 2015 года. Срок для подачи кассационной жалобы адвокат определила 27 октября 2015 года. Первую сумму она оплатила 1 октября 2015 года. Доверенность адвокату была выдана 26 сентября 2015 года. Соглашение адвокат ей выдала только после ее обращения к председателю коллегии. Адвокат при подаче жалобы в Верховный суд не направила госпошлину. В результате жалоба вернулась без рассмотрения. Срок в последствии на ее повторную подачу не восстановили. Таким образом, она лишилась возможности права на защиту.

Из объяснения адвоката П. следует, что соглашение она заключила, но позднее, данное нарушение признает.

В соответствии с условиями соглашения (п.п.1 ч.2.1. раздела 2, п.п.2 ч.2.1 раздела 2, подп. 3 ч. 2.1. раздела 2), адвокат обязуется изучить материалы гражданского дела (по исковому заявлению ДНО «Речник» к К.), подготовить запросы при необходимости, составить кассационную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

С материалами гражданского дела (№13-……./2015 в двух томах в количестве 479 листов) адвокат П. ознакомилась (с использование фотосъемки) в канцелярии Сургутского городского суда 16 октября 2015 года.

8 октября 2015 года адвокат П. целенаправленно поехала в город Ханты-Мансийск для получения Определения от 5 октября 2015 года, вынесенного по результатам рассмотрения кассационной жалобы К. Кассационная жалоба составлена лицом, неизвестным адвокату П. Для поездки на своем автотранспорте, К. представила адвокату П. командировочные расходы в сумме 5000 рублей согласно приходно-кассовому ордеру. Чеки об оплате за бензин представлены К. в оригинале на сумму 3 550,16 рублей и командировочные расходы, согласно командировочному удостоверению на сумму 1500 рублей.

Жалобу в Верховный суд она направила, оплатив госпошлину самостоятельно. Однако при отправке почтового отправления, случайно, вместо квитанции об оплате госпошлины, направила квитанцию об оплате почтовых расходах. В результате жалоба оставлена без рассмотрения. Это она сделала не умышленно.

Заявление о восстановлении процессуального срока составлено 19 января 2016 года и зарегистрировано в канцелярии Сургутского городского суда 19 января 2016 года (согласно штемпелю). Рассмотрение назначено на 26 февраля 2016 года. В этот период времени адвокат П. направила оригинал доверенности К. по почте заказным письмом 6 февраля 2016 года, но участвовать в судебном заседании не имела возможности в силу объективных причин.
Квалификационная комиссия на заседании 11 мая 2016 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката П. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.

При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.

Согласно п. 1 ст. 8 Кодекс профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
Отношения между адвокатом и доверителем регулируются в соответствии со ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», соглашением, которое является гражданско-правовым договором.
Адвокатом предоставлено соглашение от 27 октября 2015 года. Соглашение доверителем не подписано.
Доверенность выдана заявителем К. адвокату П. 26 сентября 2015 года. Оплата произведена 7, 19 и 21 октября 2015 года, то есть до составления соглашения.
Из акта выполненных работ, составленного адвокатом во исполнение соглашения от 27 октября 2015 года указано, что она была в командировке в г. Ханты-Мансийске 8 октября 2015 года, то есть до заключения соглашения, чем нарушила требования ст. 25 указанного Федерального закона.
В соответствии с ГПК РФ для подачи кассационной жалобы предусмотрен срок в 6 месяцев, со дня вынесения апелляционного определения.
Апелляционное определение судом ХМАО было вынесено 8 апреля 2015 года. Соответственно срок для подачи кассационной жалобы истек 8 октября 2015 года, то есть в тот день, когда адвокат была в командировке в Суде ХМАО-Югры.
Адвокат как специалист в области юриспруденции должна знать процессуальные сроки и правильно их применять.
Адвокат представила кассационную жалобу, составленную в нарушение требований ГПК РФ, которая якобы сдана в Верховный суд РФ 27 октября 2015 года, хотя дата написания жалобы стоит 29 октября 2015 года, то есть адвокат не могла сдать документ 27 октября 2015 года, так как этот документ был изготовлен 29 октября 2015 года.
В подтверждение направления в Верховный суд РФ кассационной жалобы, адвокат предоставила квитанцию от 16 ноября 2015 года, в которой в общем итоге стоит 6 наименований и дописано седьмое наименование – госпошлина 150 рублей.
Однако, как поясняет адвокат П., она случайно, вместо квитанции об оплате госпошлины, направила квитанцию об оплате почтовых расходах. В результате жалоба оставлена без рассмотрения. Это она сделала не умышленно.

Согласно п. 1 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

Из всего вышеизложенного следует, что адвокат П. выполнила поручение без письменного соглашения, с нарушением требований ГПК РФ, Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», тем самым ненадлежащим образом исполнила свои обязанности перед доверителем, тем самым лишив возможности права на защиту своего доверителя.

На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:

Объявить предупреждение адвокату П. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся в неисполнении ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html