#202

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа за 2016 год (фрагмент № 5)

Регион: Ханты-Мансийский автономный округ- Югра
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.24 п.5; КПЭА ст.25 п.1 подп.1;
Тема: защита по назначению;
Дата: 31 дек. 2016 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Дисциплинарное производство по жалобе куратора адвокатских образований в отношении адвоката К.

Из обращения куратора адвокатских образований следует, что адвокат К. принимал участие в следственных действиях 20 июля 2016 года при проведении дознания в Солнечном ПОМ в отношении гражданина А. При этом соглашение на защиту с А. не заключал, дежурным адвокатом согласно графику не являлся. В период с 19 по 24 июля 2016 года, согласно графика дежурили адвокаты Сургутской специализированной коллегии адвокатов. Таким образом, адвокат К. нарушил Правила осуществления защиты по назначению органов дознания, предварительно следствия и суда, в связи, с чем его необходимо привлечь к дисциплинарной ответственности.
14 сентября 2016 года президентом Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа на основании ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» было возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката К. (распоряжение № 78), материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты.
Адвокат К. надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Совета Адвокатской палаты ХМАО не явился.
Совет Адвокатской палаты ХМАО считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие адвоката К., поскольку неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует рассмотрению дисциплинарного производства и принятию решения (п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Согласно объяснению адвоката К. 20 июля 2016 года им осуществлялась защита А., допрошенного в качестве подозреваемого в рамках уголовного дела №2016/……/… по ч. 1 ст. 115 УК РФ. На лице подзащитного А. действительно виднелись ссадины. Он высказывал жалобы на действия сотрудников полиции. Вину в совершении преступления отрицал. Находился в возбужденном состоянии. По поводу оказанного на него давления адвокат К. посоветовал А. обратиться в прокуратуру с соответствующей жалобой. Поскольку виновным себя в совершении преступления подзащитный не признавал, адвокат предложил ему пока отказаться от дачи показаний и подтвердить показания, данные ранее. Затем А. почему-то свою позицию поменял и сказал, что хочет признаться в совершении преступления. Адвокат К. его отговаривал, объяснял, чем это чревато. А. советы адвоката проигнорировал. В итоге жалоба позже все-таки в прокуратуру от него поступила, и по ней была проведена соответствующая проверка. Но сам А. от органов дознания скрылся и был объявлен в розыск. Больше его адвокат К. не встречал. Защиту осуществлял по соглашению.
Квалификационная комиссия на заседании 9 ноября 2016 года пришла к заключению о наличии в действиях (бездействии) адвоката К. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, неисполнении решений органов Адвокатской палаты.
Совет Адвокатской палаты ХМАО, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив заключение Квалификационной комиссии, согласился с фактическими обстоятельствами, установленными Квалификационной комиссией.
При рассмотрении дисциплинарного производства установлено следующее.
Согласно п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат при осуществлении адвокатской деятельности обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката.
В соответствии с п. 1 ст. 50 УПК РФ подозреваемый вправе пригласить для своей защиты адвоката.
В соответствии с указанной нормой от подозреваемого дознавателю должно поступить заявление с указанием данных адвоката, которого он желает пригласить для своей защиты по соглашению.
Из служебной записки адвоката С. следует, что А. не приглашал адвоката К. для своей защиты.
Адвокатом К. не предоставлены документы, подтверждающие, что А. пригласил его для своей защиты, отсутствует заявление, постановление следователя о замене защитника.
Кроме этого, в своем объяснении адвокат К. указывает, что он осуществлял защиту А. по соглашению, но не указывает каким образом его пригласил для защиты А., где они заключили соглашение, какую позицию выработали, как были оплачены денежные средства, что приводит Совет Адвокатской палаты, как и Квалификационную комиссию к выводу о составлении соглашения адвокатом К. после проведения следственных действий и без участия А.
Таким образом, адвокат К. принял на себя защиту А. без каких-либо оснований в нарушение действующего графика дежурства, чем нарушил требования ч. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката и п. 4 Правила осуществления защиты по уголовным делам по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, утвержденные решением Совета Адвокатской палаты ХМАО от 22 ноября 2012 года № 11.
На основании изложенного, руководствуясь подп. 9 п. 3 ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», подп. 1 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года, Совет Адвокатской палаты ХМАО

РЕШИЛ:
Объявить предупреждение адвокату К. за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, решений органов Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа.

http://advokat.tm-ss.ru/to-lawyers/disciplinary-practice.html