#179

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Ставропольского Края за 2017 год (фрагмент № 20)

Регион: Ставропольский край
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.18 п.1; ФЗ ст.18 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.4 п.1; КПЭА ст.8 п.2; КПЭА ст.21 п.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; нарушение этических норм;
Дата:
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением президента АП СК 21 августа 2017 года в отношении адвоката П. в соответствии с требованиями п.1 ст.21 Кодекса профессиональной этики адвоката возбуждено дисциплинарное производство.

В ходе дисциплинарного разбирательства установлено, что адвокат П. оказывает юридическую помощь Н. на основе заключенного в порядке ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» № 63-ФЗ соглашения № 43 об оказании юридической помощи от 07 декабря 2016 года при рассмотрении … районным судом г. Ставрополя гражданского дела по иску Н. к М.

В рамках исполнения поручения представитель Н. - адвокат П. 06 марта 2017 года от своего имени обратился в Ставропольский краевой суд с частной жалобой на определение судьи … районного суда г. Ставрополя от 28 февраля 2017 года по заявлению Н. об обеспечении иска.

В частной жалобе адвокатом действительно приводится фраза следующего содержания: «М. оказывает давление на свидетелей, предлагая денежные средства за ложные сведения, представленные им в суд».

Из объяснения адвоката усматривается, что указанные сведения им получены от его доверителя Н., именно эти обстоятельства и были им изложены в частной жалобе, поданной в интересах доверителя.

Доводы объяснения адвоката подтверждены материалами дисциплинарного производства. Так, из предоставленного письменного объяснения истца Н. следует: «Х. сказал, что М. предлагал ему за подпись данного заявления 1000 рублей, но он отказался, но все равно подписал заявление, так как находится с ним в дружеских отношениях».

Квалификационная комиссия при рассмотрении дисциплинарного производства руководствовалась следующими нормами законодательства об адвокатской деятельности.

Согласно требованиям частей 1, 2 статьи 18 «Гарантии независимости адвоката» Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» № 63-ФЗ вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются; адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Указанные ограничения не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем в соответствии с указанным Федеральным законом.

Квалификационная комиссия вправе оценивать лишь форму выражений адвоката на предмет их соответствия адвокатской этике (п. 1 ст. 4, п. 2 ст. 8, п. 1 ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката), при этом квалификационная комиссия принимает во внимание сложившуюся дисциплинарную практику и практику рассмотрения аналогичных жалоб в соответствии с нормами международного права и решениями Европейского Суда по правам человека.

При оценке корректности (этичности) формы выражения адвокатом своего мнения в частной жалобе, поданной в интересах доверителя - квалификационная комиссия исходит из необходимости оценки соответствия оспариваемой фразы процессуальному назначению того или иного документа,

Используемое адвокатом предложение является изложением мнения доверителя адвоката - истца Н. и в конечном итоге не содержит в себе признаков дисциплинарного проступка, поскольку документ изложен в стиле и манере, соответствующим деловому общению. Привлечение адвоката-представителя за мнение, выраженное им при исполнении поручения в интересах доверителя при избранном способе защиты путем подачи жалобы в различные государственные органы, явилось бы явным вмешательством в его право на свободу выражения мнения, защищаемое пунктом 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ч. 2 ст. 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

В заключении квалификационной комиссии также отмечено, что в соответствии с частью 1 статьи 152 ГК РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации» (в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 142-ФЗ), гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Дисциплинарное производство прекращено вследствие отсутствия в действиях адвоката П. нарушения норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://www.palatask.ru/forlawers/disciplinary.html