#16

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Красноярского края от 12.04.2018 (1)

Регион: Красноярский край
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.1; ФЗ ст.2 п.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.1; ФЗ ст.7 п.1 подп.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.10 п.1; КПЭА ст.14 п.1; КПЭА ст.20 п.1 подп.4; КПЭА ст.23 п.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.1;
Тема: неявка адвоката;
Дата: 12 апр. 2018 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

З А К Л Ю Ч Е Н И Е


Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Красноярского края.


г. Красноярск 12 апреля 2018 г.



(извлечения)


В Адвокатскую палату Красноярского края поступило сообщение судьи Н-ского районного суда г. Красноярска С., в котором указано, что в ее производстве находится материал по жалобе защитника А., осуществляющего защиту подсудимого Ю. по жалобе на постановление об объявлении подсудимого в розыск.

06.03.2018 года адвокат А. был уведомлен в телефонном режиме о дате судебного заседания по рассмотрению апелляционной жалобы, назначенной на 14 часов 19.03.2018 года, при этом никаких уведомлений от адвоката о том, что он в указанное время занят в другом процессе, не поступило.

Кроме того, 06.03.2018 года в адрес адвокатского образования «Х» было направлено письменное уведомление о дате судебного заседания.

19.03.2018 года адвокат А. в судебное заседание не явился и в телефонном режиме пояснил, что причиной его неявки является то, что гр. Ю. отказался от его услуг.

Суд считает, что адвокатом А. нарушены требования Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и нормы Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку действия адвоката свидетельствуют об отказе от принятой на себя защиты обвиняемого Ю.

В соответствии с действующим законодательством, адвокат обязан был явиться в судебное заседание в случае, если ему стало известно о том, что его подзащитный отказался от его услуг, поскольку отказ от защиты обсуждается в судебном заседании и сам по себе не является обязательным для суда, что прямо указано в ч.2 ст. 52 УПК РФ.

Адвокат А. проигнорировал указанную норму закона и для рассмотрения поданной им же апелляционной жалобы, в суд не явился.


Суд просит привлечь адвоката А. к дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.


В силу п 1.4 ст. 20 Кодекса профессиональной этики сообщение судьи, содержащее доводы о нарушении требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, поданное в адвокатскую палату, является поводом для возбуждения дисциплинарного производства.


В соответствии с п.5 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, участники дисциплинарного производства с момента его возбуждения имеют право давать по существу разбирательства устные и письменные объяснения, представлять доказательства.


Адвокат А. представил в Адвокатскую палату Красноярского края письменные объяснения, из которых следует, что доводы, изложенные судом в представлении, не соответствуют действительности. Никаких нарушений при защите интересов гр. Ю., не было допущено.

Так, о дате судебного заседания, назначенного на 14 часов 19.03.2018 года, он, адвокат А. был уведомлен только в телефонном режиме 06.03.2018 года, официального уведомления в адрес адвокатского образования не поступало. Заявка было получена уже после проведения судебного заседания.

Кроме того, 16.03.2018 года между ними, адвокатом А. и подзащитным Ю., по обоюдному согласию было расторгнуто соглашение об оказании юридической помощи, при этом доверитель в категоричной форме заявил, что адвокат ни при каких обстоятельствах не должен являться в судебное заседание 19 марта 2018 года, а ходатайство об отказе от услуг защитника, он сам заявит лично.

Ю. пояснял, что «в соответствии со ст. 50 УПК РФ, в установленный законом 5-ти суточный срок, им будет приглашен другой адвокат для защиты его интересов по соглашению и будет ходатайствовать об отложении судебного заседания на более поздний срок».

16.03.18 года он, адвокат А. предпринимал попытки уведомить судью С. от отказе Ю. от его услуг, но дозвониться до суда смог только 19.03.2018 года. Лично прибыть в суд не имел возможности ввиду занятости в СЧ ГСУ ГУ МВД по Красноярскому краю.

Адвокат А. считает, что от защиты интересов Ю., он не отказывался, права его не нарушал, напротив, судом нарушены права подсудимого в том, что судьей при отложении рассмотрения дела вынесено постановление о назначении защитника в порядке ст. 51 УПК РФ, что является нарушением права на защиту.


К своим объяснениям адвокат А. приложил уведомление следователя СЧ ГСУ ГУ МВД по Красноярскому краю о том, что 15 и 16.03.2018 года с 09 час. до 18.00 час. запланирован комплекс следственных действий с участием его подзащитной С.


Адвокат А. будучи заблаговременно уведомленным о дате и времени рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание квалификационной комиссии не явился.


В соответствии с ч. 3 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам и выслушивает тех участников производства, которые явились на заседание комиссии.


Разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства (п.1 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката).


Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, квалификационная комиссия пришла к следующим выводам:


В силу ч.1 ст.48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.


В соответствии с п.1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.


В соответствии с п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом.

В соответствии со ст.4 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии.


Согласно ч.1 ст.14 Кодекса профессиональной этики адвоката при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат по возможности должен заблаговременно уведомить об этом суд.


Как следует из сообщения судьи С. адвокат А. не явился в судебное заседание 19 марта 2018 года, о причине неявки суд не уведомил, документов, подтверждающих уважительность причин неявки не представил и в телефонном режиме пояснил, что причиной неявки является то, что гр. Ю. отказался от его услуг.


Возражая против указанных претензий со стороны суда, адвокат А. сослался на то, что 16.03.2018 года между ними, адвокатом А. и подзащитным Ю., по обоюдному согласию было расторгнуто соглашение об оказании юридической помощи, при этом доверитель в категоричной форме заявил, что адвокат ни при каких обстоятельствах не должен являться в судебное заседание 19 марта 2018 года, а ходатайство об отказе от услуг защитника, он сам заявит лично.


Кроме того, 16.03.18 года он, адвокат А. предпринимал попытки уведомить судью С. от отказе Ю. от его услуг, но дозвониться до суда смог только 19.03.2018 года. Лично прибыть в суд не имел возможности ввиду занятости в СЧ ГСУ ГУ МВД по Красноярскому краю.


Квалификационная комиссия считает объяснения адвоката А. не состоятельными и не опровергающими доводы, изложенные в сообщении судьи.


Обязанность поставить суд в известность о причинах неявки, при условии извещения о времени и месте судебного заседания, лежит на лицах, участвующих в деле и, в том числе, на адвокате.

У квалификационной комиссии нет оснований сомневаться в том, что о времени и дате рассмотрения апелляционной жалобы, адвокат А. был уведомлен заблаговременно. В своих объяснениях адвокат А. указал, что был уведомлен только в телефонном режиме 06.03.2018 года, что означает только одно – адвокат знал о дате рассмотрения дела.

Квалификационная комиссия полагает, что адвокат А. обладал достаточным временем, чтобы уведомить суд о причинах неявки в предстоящее судебное заседание. То обстоятельство, что 16.03.2018 года адвокат А. с 09 час. утра до 18 час. вечера был задействован при проведении следственных действий с участием его подзащитной С., не является оправданием того, что уведомить суд о неявке, не было возможности ввиду исключительной занятости.


Исходя из объяснений адвоката А., в этот же день, 16.03.2018 года было расторгнуто соглашение между ним и гр. Ю., что требовало достаточно продолжительных временных затрат, нежели звонок в суд об уведомлении. Следовательно, на решение сложных вопросов со своим подзащитным Ю., у адвоката А., времени было достаточно и никакого ущерба для защиты интересов С., при этом не наступило. Поэтому, квалификационная комиссия считает, что позвонить в суд и сообщить о сложившейся ситуации, не составляло никаких проблем.


Кроме того, адвокат А. ссылается на то обстоятельство, что от его услуг доверитель Ю. отказался и соглашение между ними расторгнуто, поэтому он, не являясь защитником Ю. и зная, что последний в судебном заседании будет заявлять ходатайство об отказе, в суд не явился.


Квалификационная комиссия считает, что при указанных обстоятельствах адвокат А. допустил грубое нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, поскольку принял на себя функции суда и самолично, без соблюдения процессуальной процедуры отказа от защитника, освободился от участия в деле.

Ходатайства, заявленные при производстве по уголовному делу, подлежат рассмотрению и разрешению непосредственно после их заявления. (ст. 121 УПК РФ).


В соответствии с п. п. 2 — 7 ч. 1 ст. 51 и ч. 2 ст. 52 УПК РФ суду предоставлено право не удовлетворять заявленное подсудимым ходатайство об отказе от защитника. Это обусловлено необходимостью реального обеспечения подсудимому права на квалифицированную юридическую помощь для использования прав в состязательном уголовном судопроизводстве, что важно и для обеспечения правосудности принимаемых по уголовному делу судебных решений.


В случае заявления подсудимым ходатайства об отказе от защитника, адвокат, наряду с представителем государственного обвинения, участвует в обсуждении заявленного ходатайства, представляет свои доводы и доказательства.Отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие в судебном заседании фактически обеспечено судом.


Что касается объяснений адвоката А. в той части, что со стороны его доверителя Ю. поступил запретна то, чтони при каких обстоятельствах адвокат не должен являться в судебное заседание 19 марта 2018 года, а ходатайство об отказе от услуг защитника, он сам заявит лично, то квалификационная комиссия обращает внимание на действующие нормы Кодекса профессиональной этики адвоката.

Согласно п.1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом.

В силу п.1 пп.1 и 4 ст.ст. 1,2,7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п.1 ст.8 кодекса профессиональной этики адвоката на адвокате как на лице, оказывающем на профессиональной основе квалифицированную помощь, лежит обязанность осуществлять адвокатскую деятельность в строгом соответствии с предписаниями законодательства Российской Федерации.


Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» и Кодексом профессиональной этики адвоката.


На основании изложенного, руководствуясь ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», п.1 ч.9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Красноярского края

РЕШИЛА:


Признать наличие в действиях адвоката А. нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.


Передать дисциплинарное дело в Совет Адвокатской палаты Красноярского края для принятия решения о мерах дисциплинарного воздействия.


Председатель квалификационной комиссии И. И. Кривоколеско


Совет Адвокатской палаты Красноярского края согласился с выводами квалификационной комиссиии и назначил адвокату меру дисциплинарной ответственности - замечание.

http://www.krasadvpalata.ru/documents/dcos/zaklucheniya_kvalifikacionnoi_komissii/157.html