#158

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 1 полугодие 2019 года (фрагмент № 11)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.4 п.1; КПЭА ст.9 п.1 подп.7; КПЭА ст.12;
Тема: адвокат дал объяснения; нарушение этических норм;
Дата: 30 июн. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением Президента АП РД от 27.02.2019 на основании представления начальника Управления Минюста России по РД Ш., вынесенное на основании жалобы Ф. в отношении адвоката Г. о нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Г.

В частности, из жалобы следует, что «я, Ф., потерпевшая по делу А., ДТП со смертельным исходом, в результате которого погиб мой муж, Фм., сообщаю, что 03.12.2018 года в ходе судебного процесса под председательством судьи Советского районного суда г.Махачкалы, M., адвокат Г., защищая интересы подсудимого А., допустила оскорбительные высказывания в мой адрес, называя меня непорядочной, дрянью, сплетницей, называя нас кляузниками, требовала, чтобы я закрыла свой рот и сидела «там». Угрожала мне, что я буду за все отвечать и что она не остановится теперь. Это продолжалось в течение нескольких минут, пока не вмешались судья и судебные приставы, находившиеся на тот момент в зале судебных процессов. Почему я, вдова с тремя несовершеннолетними детьми должна все это терпеть? Мало что ли у меня стрессов и без хамского поведения Г. в мой адрес, оскорблявшей меня своими высказываниями и унижая мои честь и достоинство? Считаю, что своим поведением адвокат Г. подрывает авторитет адвокатского сообщества, грубо нарушая кодексом профессиональной этики поведения адвоката. Адвокат Г. в некорректной форме возражает против действий суда и участников процесса, постоянно перебивая их и задавая вопросы не по существу, что подтверждается неоднократными замечаниями, сделанными судьей в ходе судебных заседаний, и отмеченными в протоколах судебных заседаний. На данном процессе проявила явное неуважение ко всем участникам процесса, из-за чего судья был вынужден прервать судебный процесс. Также считаю, что Г., злоупотребляя своими процессуальными правами в ущерб установленным законодательством РФ срока рассмотрения уголовных дел, сознательно затягивает рассмотрение данного уголовного дела, т.к. обвиняемый А. ее будущий зять». Просит рассмотреть настоящую жалобу по существу возникшей проблемы и принять меры дисциплинарного характера в отношении адвоката Г.

К жалобе приложена аудио запись судебного заседания.

Из объяснений адвоката Г. следует, что «Ф. и её родственники на каждом судебном процессе оскорбляют меня. При этом я делала вид, что не слышу и не реагировала. В интересах потерпевшей и подсудимого я неоднократно пыталась достигнуть примирения и по просьбе моего подзащитного предлагала денежную компенсацию. Но на каждом судебном процессе потерпевшая заявляла, что ей деньги не нужны, что А. убил её мужа и пусть его посадят. Заявляю, что конфликтная ситуация между потерпевшим и подсудимым возникает в связи неправильном непрофессиональным подходом к делу адвоката Ф - Б. Понимая моральное и психологическое состояние Ф. в связи с трагической смертью супруга, я несколько раз подошла к Б. и предложила поговорить с Ф., сообщила ему, что даже сегодня А. и его родители готовы предоставить материальную помощь миллион рублей, а также в дальнейшем будут оказывать материальную помощь семье Ф. Б. сказал мне, что обязательно сообщит ей об этом. 03 декабря 2018 г. перед началом судебного заседания Ф. громко при всех заявила, какая я непорядочная и отправила в мой адрес проклятье. Я промолчала. Слова Ф. слышали все. Заявляю, что это происходит на каждом процессе. Я Ф. в первый раз увидела в суде, никаких личных неприязненных отношений у меня с ней не было, но потерпевшая и её родственники перешли со мной в личностные отношения. Она или кто -нибудь из зала суда из её родственников допускают в мой адрес очередные оскорбления и проклятия на мою семью. В адвокатской практике часто случается, что обида потерпевших на обвиняемых переходит на адвокатов в связи с осуществлением защиты, поэтому я не реагировала на подобные реплики. Кроме того, что каждый процесс сопровождается отрицательными репликами в мой адрес со стороны потерпевшей, в газете «Черновик» по заказу потерпевшей стороны публикуются не соответствующие действительности с искажением обстоятельств и информации по уголовному делу статьи о судебном процессе А., где неоднократно оскорбляют меня как адвоката. Даже в этом случае я старалась не реагировать, ожидая окончания рассмотрения дела, так как я не желала доказывать читателям что-либо пока не будет вынесен приговор по делу. Статьи в «Черновике» комментируются разными читателями, есть критика против Ф., а объективные очевидцы судебных заседаний и самого ДТП оставляют положительные комментарии в пользу А. и не согласны с Ф.. 03 декабря после окончания судебного разбирательства по существу уголовного дела судья сообщил, что 02 января 2019 г. истекает срок домашнего ареста А., в связи с чем ставится на обсуждение рассмотрение вопроса о возможности продления срока домашнего ареста. Прокурор выступил и сообщил, что просит продлить срок домашнего ареста. Далее выступил адвокат потерпевшей Б., который непрофессионально подошёл к своему выступлению, заявив, что в отношении А. необходимо избрать мер пресечения в виде заключения под стражу, потому что А. не возместил материальный и моральный ущерб потерпевшей и не просит прошения. Ф. заявила, что поддерживает своего адвоката, что А. и его родственник ни разу не подошли, не просили прошения. Я сообщила суду, что Б. говорит неправду и просила быть открытыми и честными по данному делу и ничего не скрывать от судьи, так как я три раза имела беседу с Б. и предлагала миллион рублей как материальную помощь и при необходимости сторона А. готова и в дальнейшем оказывать помощь. Только после этого Б. признал, что я действительно подходила и от имени родственников предлагала компенсацию миллион рублей. Я полагала, что после этого Ф. поймёт, что А. не враги ей, а только желают оказать ей помощь. Но Ф. заявила, что А. не просил у неё прошения. Я сообщила, что в моём присутствии А. принёс ей соболезнование и просил прошения, и он ещё раз готов неоднократно это сделать. Ф. заявила, что он не просил прошения и т.д., а также сказала, что ей деньги не нужны и пусть его посадят. Далее она перешла в личностные отношения со мной и громко с насмешливым тоном заявила «Что ты так своего зятя защищаешь? Боишься, что если его посадят, то твою дочку замуж никто не возьмёт». И только после такой оскорбительной реплики при всех в адрес члена моей семьи и в мой адрес я сказала ей, чтоб прекратили писать в «Черновике» ложные статьи, что всё, что они пишут в статьях -это сплетни и с их стороны это кляузничество и что не нужно со мной переходить в личностные отношения, что я адвокат А. и я выполняю свою работу. Я сказала, что буду обращаться в суд с заявлением на ложные статьи в «Черновике». Заявляю, что я хоть и адвокат по делу, но в то же время я личность и когда оскорбляют меня и мою семью, переходя со мной в личностные отношения в присутствии публики в зале суда, то я также вынуждена принимать меры защиты чести и достоинства как личности и как адвоката. Никакие трагические обстоятельства потерпевшей, в том числе смерть супруга от ДТП по вине моего подзащитного, не дают основании для оскорбления меня и как адвоката, и как личности. В связи с моим заявлением в суде, что я буду обращаться в суд с иском в свою защиту и не буду на это раз молчать, Ф., решив опередить событие, подаёт на меня жалобу в Адвокатскую палату. Я в суде внесла ясность и сказала Ф., что А. не является моим зятем, я только его адвокат. В своей жалобе она продолжает писать, что он мой зять, но уже пытаясь исправить свою ошибку, пишет, что А. мой будущий зять. Это также не соответствует действительности. Ни сама Ф., никто другой не может утверждать, что А. мой будущий зять, так как об этом не проводится какая -либо регистрация и никому неизвестно, что будет в будущем. Её выводы основаны на сплетнях и слухах, о чём я ей сообщила и просила прекратить вступать со мной в личные неприязненные отношения. Записи всех судебных заседаний у меня имеются. И ни в одном из заседаний я не позволила в её адрес хамского поведения в отношении неё, не было сказано ни одного оскорбительного слова. Я только сообщала в суде, что со стороны А. поступило предложение о принятии от них материальной помощи, на что она каждый раз отвечала, что «ничего мне от вас не нужно, он убийца моего мужа, кто вернёт мне мужа и отца детей». Я исполняла свою работу и считаю, что предложением о материальной помощи от А. я не могла унизить её честь и достоинство. Ф. не может предоставить ни одного доказательства, что на всех судебных заседаниях я её оскорбляла, вела с ней по-хамски. Я с ней вообще не разговаривала, кроме как по процедурным моментам с предложением о материальной помощи. Заявляю, что если бы с моей стороны было такое поведение в судах, то Ф. воспользовалась бы этим и в газете «Черновик» написали бы о том, что я её в судах оскорбляла и задеваю её честь и достоинство определёнными словами. Она не приводит в своей жалобе ни одного слова, которое свидетельствовало бы о моём хамском поведении к ней в суде, или оскорбляло бы её честь и достоинство. Кроме того, заявляю, что, если Ф. считает, что я оскорбила её честь и достоинство, то существуют гражданско-правовые способы разрешения спора путём подачи иска о защите чести и достоинства, если у неё имеются на то доказательства. Судья М. не делал мне каких-либо замечаний. Он, воспринимая неправильное поведение Ф. ко мне, принял меры для успокоения потерпевшей и попросил меня выйти, так как потерпевшая нарушила правило поведения в суде и вела себя очень нетактично. Заявляю, что ни судья, ни конвой не может вывести насильно или против воли адвоката подсудимого из зала суда. Я исполнила просьбу судьи, чтоб потерпевшая не вступала в дальнейшие личностные отношения со мной. Я исполнила просьбу судьи, понимая цель его просьбы». Просит отказать в возбуждении дисциплинарного производства.

Рассмотрев доводы представления и объяснения адвоката, Квалификационная комиссия пришла к следующим выводам.

Основным доводом жалобы является то, что Г. проявила явное неуважение ко всем участникам процесса, в некорректной форме возражала против действий суда и участников процесса, постоянно перебивая их и задавая вопросы не по существу, и, кроме того, допустила оскорбительные высказывания в адрес Ф.

В подтверждении своих доводов Ф. представила аудио запись судебного заседания, которая была исследована в ходе заседания Квалификационной комиссии и установлено, что в ходе судебного заседания адвокату Г. неоднократно судом делались замечания по поводу вопросов, которые задавались свидетелям, указывая на то, что «адвокат перефразирует их по-своему и задает повторно в своей тональности».

Квалификационная комиссия приходит к выводу, что в указанной части адвокатом не допущено каких-либо нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку адвокат вправе самостоятельно определять тактику опроса свидетелей, формулировать вопросы в соответствии с требованиями процессуального законодательства и задавать их в той последовательности, которую посчитает необходимой.

Однако в ходе исследования аудиозаписи судебного заседания установлено, что, начиная 01:08:09 минуты аудиозаписи между адвокатом Г. завязалась словесная перепалка с потерпевшей Ф., в ходе которой адвокат в отношении противной стороны использовала такие выражения как «сторона себя так не порядочно ведет», «если плевать – рот закройте и сидите», «ваши сплетни уже надоели. Там тут», «дрянь такая», «кляузники».

На указанные высказывания адвоката суд делает замечание, указывая, что это неуважение к суду и «вы начали неправильно», «то что они думают это они думают, а это вы сидите на процессе и защищаете человека».

Согласно п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

Согласно пп. 7 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат не вправе допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения.

В соответствии со ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, участвуя в судопроизводстве, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий (бездействия) судей и лиц, участвующих в деле, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

Однако в данном случае адвокат использовала в адрес потерпевшей некорректные выражения, умаляющие честь и достоинство Ф.

В ходе прослушивания аудиозаписи Квалификационной комиссией установлено, что со стороны потерпевшей были «провокации» в сторону адвоката Г., однако, как следует из смысла вышеперечисленных норм корпоративной этики подобное поведение адвоката недопустимо даже в случае нетактичного поведения других участников процесса.

Согласно ст. 18 КПЭА нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

На основании изложенного, Квалификационная комиссия вынесла заключение о нарушении адвокатом Г. п. 1 ст. 4, пп. 7 п. 1 ст. 9, ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в проявлении неуважения к участникам судебного разбирательства (потерпевшей) и использовании выражений в некорректной форме, умаляющие честь и достоинство участника процесса.

Совет АП РД признал заключение Квалификационной комиссии обоснованным, правильным и вынесенным в соответствии с требованиями законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности и принял решение о применении к адвокату Г. меры дисциплинарной ответственности в виде «Замечание».

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_301.html