#157

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 1 полугодие 2019 года (фрагмент № 8)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА: КПЭА ст.13 п.2;
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи; непогашенное дисциплинарное взыскание;
Дата: 30 июн. 2019 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением Президента АП РД от 09.04.2019 на основании жалобы Н. о ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката З. о привлечении её к дисциплинарной ответственности.

В обосновании своей жалобы Н. указывает, что «приговором Хасавюртовского суда Республики Дагестан от 17 ноября 2017 года, осужден мой сын Ю. в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «б» «в» ч. 4 ст. 162, п.п. «а», «ж», «з» ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 222, ч. 1 ст. 167 УК РФ и осужден на 22 года и 6 месяцев со штрафом 100 тыс. рублей. Защиту моего сына вела адвокат Адвокатской Палаты РД З.. За участие в суде первой инстанции я оплатила ей 50000 рублей, за составление и участие в Апелляционной инстанции адвокат попросила у меня 150000 рублей, которые я ей оплатила, так как она обещала, что в апелляционной инстанции будет сняты ст. п.п. «а» «ж» «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, т.к. при рассмотрении дела в суде первой инстанции, приговор по этой статье вынесен незаконно и апелляционная инстанция переквалифицирует приговор, т.е. изменит, исключив ст. 105 УК РФ. Я знаю, что по материалам уголовного дела, по обстоятельствам, по проведенным экспертизам мой сын не стрелял в погибших и они скончались не от пуль с оружия которое было у моего сына. Это краткая суть дела, я поверила адвокату З. и передала ей еще 150000 рублей, всего 200000 рублей. Апелляционная инстанция приговор первой инстанции оставила в силе, после этого адвокат сказала, что нужно 2000000 миллиона рублей в ВС РФ для решения вопроса об исключении ст. 105 УК РФ, я ей уже не верила, и попросила её вернуть деньги за апелляционную жалобу исключив само написание жалобы и направления ее в Апелляционную инстанцию. Адвокат стала меня уговаривать, что она ещё подаст кассационную жалобу и обратится в Европейский суд по правам человека и вопрос будет решен положительно. Я стала требовать деньги она просила дать время и говорила, что понимает меня и она вернет не только 150000 рублей, а 200000 т.е. все, что я ей оплатила. Но в последующем она в категорической форме мне отказала, и сказала, жалуйся куда хочешь. Когда я стала сомневаться в ее честности и искренности, когда апелляционная инстанция оставила в силе приговор первой инстанции, я все наши разговоры ее обещания записывала и у меня имеется записи, как она просила 2000000 рублей для решения вопроса, как она обещала, что апелляционная инстанция исключает ст. 105 УК РФ из приговора. Считаю, что адвокат З. обманным путем войдя в доверие, вынудила меня оплатить ей 150000 рублей, давала надежду, что измениться приговор, тем самым она совершила мошеннические действия и в добавок хотела овладеть еще 2000000 рублей». Просит рассмотреть мою жалобу, привлечь его к дисциплинарной ответственности.

Из объяснений адвоката З. следует, что по ст.51 УПК РФ я принимала участие по защите интересов Ю. с 22 октября 2016 года в СУ СК РФ по РД. Предварительное следствие длилось 9 месяцев. Далее я участвовала в Верховном суде РД при рассмотрении данного дела. В ноябре 2017 года семнадцатого числа судьей Верховного суда РД был вынесен приговор, которым Ю. приговорен к 22 годам лишения свободы, со строгим режимом отбывания. Лишь после провозглашения приговора ко мне подошла женщина, которой оказалась мать подсудимого, уже осужденного - Н. Я пригласила ее в офис, где мы с ней неоднократно встречались. Далее она попросила составить меня апелляционную жалобу в Верховный суд РФ, я ей назвала сумму – 50 000 рублей, она согласилась. Было заключено 1 соглашение в 2 экземплярах и выдана квитанция. Затем из г. Москва пришло уведомление о назначении рассмотрения ВС РФ апелляционной жалобы с указанием времени и даты. Я позвонила Н., которая вскоре приехала. Мы обговорили дальнейшую мою работу, и она предложила мне поехать в Верховный суд РФ. Было составлено 2 соглашение и выдана квитанция на 150 т.р. В эту сумму я включила: 1. Участие в суде РФ. 2. Приобретение билетов на самолет. 3. Проживание в г. Москве. 4. Передвижение по г. Москве. В итоге мне пришлось приехать в Москву 2 раза. Суд был назначен. Первое судебное заседание на 21.02.2018г. Билет был приобретен в г. Махачкале на 20.02.2018г. и обратно на 22.02.2018. Одним днем заседание суда не закончилось, его отложили на 28.02.2018. Т.к. я проживала в гостинице, мне невыгодно было жить в ней неделю. Я возвратилась домой на 27.02.2018 в Махачкале я приобрела билет на самолет на 27.02 туда и на 1.03.2018 обратно. 28.02.2018г состоялось второе судебное заседание. Судом апелляционной инстанции было вынесено определение «Об оставлении приговора от 17.11.2017г в силе без изменения». Считаю, что я профессионально исполнила перед Н. свой адвокатский долг. Даже в августе 2018г. мною была составлена и направлена кассационная жалоба в Верховный суд РФ. На что получила ответ, что ранее с кассационной жалобой уже обращался адвокат из г. Хасавюрт, и ему и мне было отказано. В конце месяца 25.08.2018 мной был составлен формуляр на 3 стр. в ЕСПЧ и Страсбург. Я позвонила Н. и ей об этом сказала. На что она подняла шум и стала меня обзывать. Стала требовать возврата всей суммы, оплаченной ею. В том, что суд апелляционной инстанции не изменил приговора она обвинила меня. Считаю жалобу, поданную Н. – неприемлемой. Со дня заключения соглашения со мной прошло более 1 года – 1г. 5 месяцев.

Рассмотрев доводы жалобы и объяснения адвоката, Квалификационная комиссия пришла к следующим выводам.

Основным доводом жалобы Н. является то, что адвокат З. не выполнила взятые на себя обязательства, гарантируя при этом положительный результат, в результате чего проиграны все инстанции по делу, а доверитель потеряла оплаченные впустую адвокату 200 000 рублей.

Из представленного адвокатом З. в АП РД соглашения об оказании юридической помощи № 23 от 01.02.2018, заключенного между ней и Н. в интересах Ю., следует, что предметом соглашения является участие в апелляционной инстанции Верховного суда РФ в г. Москва. Стоимость услуг по соглашению составила 150 000 рублей вместе с командировочными расходами.

Кроме того, в соглашении имеется пункт, согласно которого в случае благополучного исхода дела клиент обязуется выплатить дополнительно вознаграждение в сумме 150 000 рублей.

Однако согласно п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат вправе включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера.

При этом в данном случае соглашение заключено на представление интересов Ю. по уголовному делу, соответственно установление «гонорара успеха» является не допустимым и противоречит действующему законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре.

По указанному соглашению согласно отметки в нем доверителем оплачено 100 000 рублей (квитанция № 001 от 01.02.2018).

Как следует из материалов дисциплинарного производства адвокат З. представляла интересы Ю. также и в суде первой инстанции, и, как следует из жалобы и подтверждается адвокатом, за участие в суде первой инстанции доверителем оплачено 50 000 рублей.

Однако соглашения об оказании юридической помощи в суде первой инстанции и квитанции об оплате услуг адвокатом не представлено в АП РД.

При этом согласно п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем.

Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Соответственно, адвокат З., приняв участие в суде первой инстанции, в нарушение вышеуказанных норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре не оформила соглашение в письменном виде и не выдала доверителю квитанцию об оплате услуг адвоката.

В ходе заседания Квалификационной комиссии также исследован представленный в АП РД Н. аудиодиск с аудиозаписями телефонных переговоров Н. и адвоката З.

Н. в жалобе указывает, что адвокат обещала положительный результат по делу. Однако указанные доводы не нашли подтверждения в ходе заседания Квалификационной комиссии. Напротив, на 30.37 минуте исследованной аудиозаписи адвокат З. говорит «я вам ничего не обещаю».

Адвокат З. представляла интересы Ю. в качестве адвоката по назначению на предварительном следствии и в суде первой инстанции.

При этом согласно п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда.

Однако, как следует из жалобы, за составление апелляционной жалобы адвокат потребовала у доверителя оплаты указанных услуг, что является нарушением требований Кодекса профессиональной этики адвоката.

Апелляционную жалобу адвокат З. в АП РД не представила, при этом, как следует из представленного апелляционного определения Верховного суда РФ от 28.02.2018 в удовлетворении жалобы отказано, приговор суда первой инстанции в отношении ее подзащитного Ю. оставлен без изменения.

Далее адвокатом подготовлена кассационная жалоба, копия которой также представлена в АП РД, на которую поступил ответ судьи Верховного суда РФ о том, что кассационная жалоба в защиту осужденного Ю., адресованная Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ, возвращается, так как согласно ст. 412.1 УПК РФ вступившие в законную силу судебные решения верховных судов республик, вынесенные при рассмотрении уголовного дела в первой инстанции, если указанные решения были предметом апелляционного рассмотрения в Верховном суде Российской Федерации, обжалуются в Президиум Верховного суда Российской Федерации в порядке надзора и, соответственно, рассматриваются в порядке главы 48.1 УПК РФ.

Текст кассационной жалобы также был исследован Квалификационной комиссией и установлено, что изложенные в ней доводы не мотивированы надлежащим образом, нет ссылок на конкретные выводы судов первой и апелляционной инстанции, содержащие нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законодательства, повлиявшие на исход дела.

Соответственно, адвокатом не корректно и не грамотно была составлена жалоба, не правильно указано ее название и в нарушение норм уголовно-процессуального законодательства жалоба была адресована Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ вместо положенного Президиума Верховного суда РФ.

Согласно ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную федеральным законом.

Согласно ст. 5 КПЭА профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

Согласно ст. 18 КПЭА нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

На основании изложенного, Квалификационная комиссия пришла к выводу о нарушении адвокатом З. ст. 7, п. 1 и 2 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ст. 8 и п. 2 ст. 13, п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившихся в ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, не оформлении соглашения об оказании юридической помощи в суде первой инстанции в письменном виде и не выдаче доверителю квитанции об оплате услуг адвоката, установлении в соглашении об оказании юридической помощи в суде апелляционной инстанции условия о «гонораре успеха».

Совет АП РД, согласившись с заключением Квалификационной комиссии принял решение о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности и применении к нему меры дисциплинарной ответственности в виде «Предупреждение».

При определении меры дисциплинарной ответственности, Совет АП РД изучив личное дело адвоката принял во внимание, что у адвоката З. имеется действующее дисциплинарное взыскание в виде замечания за ненадлежащее исполнение адвокатом своих обязанностей перед доверителем.

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_301.html