#149

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 9)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: замечание;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2;
Статья КПЭА:
Тема: незаключение соглашения на оказание юридической помощи; небрежное представление интересов;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

13.06.2018 в Адвокатскую палату Республики Дагестан поступила жалоба Г. на действия адвоката Т. о ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей.

В обосновании своей жалобы Г. указывает, что «04 декабря 2017г. я воспользовался услугами адвоката Т. Согласно ее условиям, ее услуга стоила 30 000 руб. Как объяснила Т. ведение по делу ч.1 ст.228 УК РФ- защита моих интересов до суда. Деньги ей оплатила моя мама 05 декабря поздно вечером в сумме 30 000 рублей, как и хотела Т. Позже мама попросила у нее договор принести на следующий наш приезд в Тарумовку. Т. согласилась, но потом под разными предлогами мне его так и не дала, ссылаясь на занятость, нехватку времени, что забыла договор в офисе и т.д., до сих пор договор первичный она нам так и не отдала. После получения денег, интерес к своим обязанностям у нее пропал, перестала поднимать телефон, не отвечала на звонки при встрече в Тарумовке, избегала наших вопросов по делу, ссылаясь что у нее своя линия защиты. Хочу также добавить, что Т. ни разу не провела никаких консультаций, не заявляла никаких ходатайств, не составила никаких запросов, на мои требования взять и для меня заверенные копии в суде Тарумовки по санкции она сказала «сам возьми, ты имеешь право», а зачем мне тогда адвокат, если я буду сам ходить писать ходатайства и получать документы и заверять их. На копии очной ставки получились накладки и несоответствие вопросов и ответов, так же подписи Т. (прилагаю), как адвокат могла допустить такие подписания документов без участия свидетеля Аб., которая уже уехала, как Т. могла допустить подписывать листы клиенту и более того сама поставила не глядя свои подписи, приняла в этой подставе участие. Также я приезжал на очную ставку более 6 раз с А., и каждый раз очная ставка не проводилась трижды из-за неявки Т. и из-за неявки Ат. Т. не написала по этому поводу ни одного ходатайства. А я приезжал из Махачкалы в Тарумовку, она даже не посчитала нужным уведомить меня о том, что по ее личным обстоятельствам не будет очной ставки, перенести дату и т.д. Так же Т. без меня составила новый договор от 04.12.2017 задним числом, который предложила подписать мне после очной ставки с Ат. поздно вечером 10.04.2018, об оказании мне якобы услуг только в дознании и моей оплаты в 30 000 руб., тогда каким образом она участвовала в следствии на очной ставке между мной и свидетелем Ат. у следователя СО ОМВД Гн. без ордера, она запуталась в своих махинациях. Прошу принять меры к действиям Т., лишить ее лицензии и обязать вернуть ее мои деньги, мы их оплатили не за подставы, а за честное ведение по делу и защиту моих интересов. Она также не отчиталась перед нами о своей проделанной работе, что и какие есть у нее материалы, я остался без документов по делу. Мы сами работали и через других адвокатов решали свои вопросы, имея при всем этом нанятого адвоката Т. Прошу так же пригласить при разбирательстве моего заявления и мою маму».

В ходе проведения предварительной проверки адвокат Т. была извещена о поступившей в отношении нее жалобе Г., ознакомилась с нею и представила свои объяснения, из которых следует, что «04 декабря 2017 года мне позвонила Гит. сказав, что к ним домой приехали сотрудники Тарумовского отдела полиции задержали ее сына Г., который находился в розыске и сейчас они, вместе с оперативным работником выезжают в село Тарумовка и что им нужен адвокат. По их приезду в село Тарумовка, 04 декабря 2017 года, мы встретились возле моего кабинета, они действительно были в машине вместе с оперативным работником Ал. После этого я, вместе с Г. и оперативным работником направились в отдел, где я и выписала ордер по соглашению №41 от 04 декабря 2017 года на защиту интересов Г., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228 УК РФ на предварительном дознании в отделе дознания ОМВД РФ по Тарумовскому району, при этом мы даже не обсудили размер гонорара, так как мне необходимо было сначала ознакомиться с делом. В этот же день, выйдя из отдела, я, Г. и его мама, обсудили сумму гонорара, которую я обозначила в 30 тысяч рублей, их все устроило, на что они и согласились. Изначально они сами сказали, что соглашение им не нужно. Я не раз говорила и Г. и его матери, что они могут забрать в любое время и квитанцию, и соглашение, в этом проблем не было. 5 декабря 2017 года я подала ходатайство об ознакомлении с материалами уголовного дела. В этот же день мы с Г. вновь находились в отделе МВД России по Тарумовскому району в кабинете дознавателя, Г. вручили уведомление о подозрении в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.228 УКА РФ, допросили в качестве подозреваемого и в это же день произвели задержание в порядке ст. 91 УПК РФ, так как до этого, с июня 2017 года, он находился в розыске. Я сообщила об этом его маме, она просила меня сделать все возможное, чтобы его отпустили хотя бы под домашний арест. 6 декабря 2017 года в 14 часов я находилась в ИБС отдела МВД РФ, где беседовала с Г. по поводу предстоящей санкции. Пока Г. находился в ИВС, его мать звонила и говорила, чтобы я ходила к нему, посмотреть, не издеваются ли там над ним. Я объяснила, что не могу постоянно находиться рядом с ее сыном в ИВС и что его никто не будет там трогать. 7 декабря 2017 года дознаватель Мал. возбудил перед судом ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. В этот же день, 07 декабря 2017 года, мною было подано ходатайство об ознакомлении с материалами дела по постановлению дознавателя о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Г. 7 декабря 2017 года по моему ходатайству, рассмотрение вышеуказанного ходатайства дознавателя отложили на 72 часа, так как мне необходимо было собрать характеризующий материал в отношении моего подзащитного Г. 8 декабря 2017 года постановлением судьи Тарумовского районного суда РД в отношении Г. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. 11 декабря 2017 года мною была подана апелляционная жалоба об отмене постановления Тарумовского районного суда РД от 08 декабря 2017 года с приложением жалоб Г. во всевозможные инстанции. 14 декабря 2017 года я вновь подала ходатайство для производства копий с материалов вышеуказанного дела. В этот же день была проведена очная ставка между Г. и А. Очная ставка проходила в напряженной обстановке, между участниками очной ставки постоянно возникали конфликты и высказывания в грубой форме в адрес друг друга. Г. постоянно был на взводе и нервничал. 15 декабря 2017 года мною было подано ходатайство дознавателю о проведении очной ставки со свидетелем Ат. в связи с имеющимися противоречиями в показаниях обвиняемого и свидетеля. Данное ходатайство следователем было удовлетворено. 19 декабря 2017 года в Верховном суде Республики Дагестан с моим участием, была рассмотрена моя апелляционная жалоба и удовлетворена. Постановление Тарумовского районного суда РД от 08 декабря 2017 года об избрании в отношении Г. меры пресечения в виде домашнего ареста отменили и до 10 апреля 2018 года мера пресечения в отношении Г. не была избрана. 31 января 2018 года данное уголовное дело, в связи с истечение сроков дознания было передано в следственный отдел ОМВД РФ по Тарумовскому району. В последующем все следственные действия проходили с моим участием, я постоянно звонила, и даже когда сам Г. не являлся на очную ставку, заходила к следователю интересовалась, как обстоят дела с обеспечением на очную ставку свидетеля Ат., в отношении которого позднее было вынесено постановление о приводе. 26 марта 2018 года на мой номер поступило смс с одного из номеров с которых мне звонила мать Г. с текстом, что Г. нужна квитанция на 30 тысяч рублей, которые они мне оплатили за оказанные мной услуги в качестве защитника на предварительном следствии (хотя я не отказывалась давать им данную квитанцию). 10 апреля 2018 года в кабинете следователя Гв. была проведена очная ставка между Г. и свидетелем А, и в отношении Г. была избрана мера пресечения - подписка о не выезде».

Распоряжением президента АП РД от 12.07.2018 возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Т. о привлечении ее к дисциплинарной ответственности.

На заседание Квалификационной комиссии АП РД адвокат Т. явилась и поддержала доводы своих объяснений.

Г. и его представитель по доверенности от 16.05.2017 Гит. явились на заседание Квалификационной комиссии и поддержали доводы своей жалобы.

Квалификационной комиссией установлены следующие фактические обстоятельства дисциплинарного производства.

Основными доводами жалобы является то, что адвокат Т. не заключила с доверителем соглашение в письменном виде, а также не выдала им квитанции об оплате услуг адвоката в размере внесенной ими суммы 30 000 рублей.

К объяснениям адвоката Т. приложено соглашение об оказании юридических услуг от 05.12.2017, однако в нем отсутствует подпись доверителя Г.

На заседании Квалификационной комиссии адвокат Т. признала факт не оформления соглашения с Г. в письменном виде и не выдачу им квитанции об оплате услуг адвоката. Указанные документы ею были подготовлены позже и сообщено доверителю о возможности их получения в удобное для него время.

При этом согласно п. 1, 2 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Таким образом, федеральным законодателем установлена прямая обязанность по составлению соглашения об оказании юридической помощи в письменном виде, которая в данном случае нарушена адвокатом Т., а также не выдана доверителю на руки квитанция об оплате услуг адвоката.

Кроме того, как утверждает Г., адвокатом Т. ненадлежащим образом осуществлялась защита своего доверителя: она не реагировала на нарушения прав своего подзащитного со стороны органов дознания и следствия, срывала следственные действия своими неявками без уважительных причин, при ознакомлении с результатами химической экспертизы, несмотря на наличие явных противоречий и не соответствий в заключении эксперта, адвокатом не составляется ни одного заявления и ходатайства.

При этом указанные обстоятельства не подтверждаются Г. какими-либо документами и доказательствами.

В свою очередь, адвокатом Т. представлено в АП РД адвокатское производство по делу Г., содержащее все материалы уголовного дела, заявленные адвокатом ходатайства, заявления и другие процессуальные документы.

Кроме того, уголовное дело в отношении Г. еще находится на стадии судебного разбирательства, соответственно доводам жалобы о незаконности результатов проведенных экспертиз по делу и не реагирование адвоката на указанные обстоятельства, Квалификационная комиссия не может дать правовую оценку до завершения рассмотрения уголовного дела в суде и установления указанных фактов судебным актом.

На основании изложенного, Квалификационная комиссия, рассмотрев представленные по делу письменные документы, пришла к выводу о наличии в действиях адвоката Т. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в не оформлении соглашения с Г. в письменном виде и не выдаче ему квитанции об оплате услуг адвоката.

На заседании Совета АП РД Г. и его представитель по доверенности от 16.05.2017 Гит. явились и поддержали доводы своей жалобы, также заявив о направлении в АП РД заявления о несогласии с заключением Квалификационной комиссии.

Адвокат Т. также явилась на заседание Совета и поддержала доводы своих возражений на Жалобу.

Совет АП РД, рассмотрев представленное Г. заявление о несогласии с заключением Квалификационной комиссии, пришел к выводу об отказе в его удовлетворении в связи с тем, что все указанные в заявлении доверителем обстоятельства были надлежащим образом исследованы в ходе заседания Квалификационной комиссии и им дана правильная правовая оценка. Каких-либо новых обстоятельств, не исследованных и не установленных в ходе Квалификационной комиссии, заявление Г. не содержит.

В свою очередь, приложенные к заявлению и имеющиеся в материалах дисциплинарного дела, исследованные надлежащим образом в ходе заседания Квалификационной комиссии, постановление о назначении химической экспертизы и протокол ознакомления подозреваемого и защитника с ним сами по себе не могут свидетельствовать об оказании адвокатом Т. неквалифицированной юридической помощи своему подзащитному, а тот факт, что адвокатом не приносилось ни одного замечания на указанные процессуальные документы не могут быть оценены органами адвокатской палаты как доказательства, свидетельствующие о бездействии адвоката и, как следствие, содержащие признаки дисциплинарного проступка, так как тактика работы по каждому делу избирается адвокатом самостоятельно и те или иные доказательства по согласованию с доверителем могут быть заявлены адвокатом на любой из стадий рассмотрения дела для достижения максимально возможных положительных результатов для своего подзащитного.

Совет АП РД, изучив и исследовав материалы дисциплинарного производства, огласив и исследовав представленные участниками дисциплинарного производства письменные документы, признал заключение Квалификационной комиссии обоснованным, правильным и вынесенным в соответствии с требованиями законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности и принял решение о применении к адвокату Т. меры дисциплинарной ответственности в виде «Замечание».

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_262.html