#148

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 8)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ: ФЗ ст.31 п.3 подп.9;
Статья КПЭА: КПЭА ст.12; КПЭА ст.14 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.25 п.1 подп.2;
Тема: неявка адвоката; уголовное производство; адвокат дал объяснения; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

13.03.2018 в Адвокатскую палату Республики Дагестан поступило частное определение судьи Каякентского районного суда РД Г. в отношении адвоката А. о нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В частности, из частного определения суда следует, что «органом предварительного следствия И. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного по ст.264 ч.1 УК РФ. Настоящее уголовное дело поступило в суд 17.08.2017 и рассмотрено судом 06.03.2018г. Из материалов дела следует, что по делу подсудимым проходит И. потерпевшими К., Р., Гш., Гф., Ад. Интересы Гф., Ад. в суде представляет адвокат А. по представленному ею ордерам № 123 от 05.09.2017, и №126 от 13.09.2017. Уголовное дело каждый раз откладывалось по ходатайству адвоката А. или в связи с ее неявкой в судебное заседание. 21 сентября 2017 г. адвокат А., которая была уведомлена о дате слушания дела должным образом, в суд не явилась и не представила уважительных причин своей неявки, таким образом, сорвала судебное заседание. В ходе судебного заседания 31 января 2018 г. адвокатом А. было заявлено ходатайство об объявлении перерыва на 1 час, так как ей необходимо оказать медицинскую помощь, в связи с тем, что она является диабетиком ей необходимо сделать укол и поесть. Данное ходатайство судом удовлетворено, был объявлен перерыв на 1 (один) час, то есть до 17 часов 00 минут 31.01.2018 г. В последующем после перерыва, не известив суд, на судебное заседание не явилась. На телефонный звонок секретаря судебного заседания Аг., адвокат А. заявила, что она выехала домой в г. Дербент и требует отложить дело на 14.02.2018г. Тем самым проявила неуважение к суду и другим участникам процесса, которые ждали адвоката, чтобы приступить к рассмотрению дела, судебное заседание было отложено, при полной явке всех остальных участников процесса. Кроме того, когда 14 февраля 2018 г. секретарь судебного заседания Аг. позвонила адвокату А. с целью ее явки в судебное заседание 14 февраля 2018 г., она позволила себе общаться вызывающе - грубом тоне, повышала голос, заявила, что она в судебное заседание, назначенное на 14 февраля 2018 г., не явится, так как судья не удовлетворяет ее ходатайства в судебном заседании. Указанное непозволительное поведение адвоката А., а также неоднократный срыв судебных заседаний, указывает на демонстративное неуважение адвоката к суду и ненадлежащее осуществление им своих обязанностей по отношению к своим доверителям, поскольку поведение адвоката А. лишало квалифицированной юридической помощи и указывало на сознательное затягивание рассмотрения уголовного дела. Подобные действия адвоката, как одного из участников судебного процесса, затрудняют рассмотрение дела по существу в судебном заседании и установление истины по делу, приводят к волоките при рассмотрении уголовных дел».

К обращению судьи приложены копии следующих документов:

  • переписка в мессенджере «Whats app»;
  • протокол судебного заседания от 30.08.2017 г.

В ходе проведения предварительной проверки адвокат А. была извещена о поступившем обращении судьи, однако объяснений на него не представила.

Распоряжением Президента АП РД от 13.04.2018 возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката А. о привлечении ее к дисциплинарной ответственности.

На заседание Квалификационной комиссии 10.05.2018 адвокат А. явилась и представила свои объяснения, из которых следует, что «доводы, о которых указывает суд, якобы, о моем недостойном поведении, не подтверждаются материалами дела. Так, 21 сентября 2017 года в действительности было отложено судебное заседание, но не по причине того, что адвокат сорвала процесс, а поскольку заболела Ад., которая просила отложить судебное заседание. К тому же, я созванивалась с секретарем судебного заседания Аг., , что по причине болезни Ад., мы просим судебное заседание отложить на другой срок. Законом предусмотрены телефонные сообщения и звонки, как для смс- извещения участников процесса, так и для суда, и на тот момент никто мне не выразил недовольство. И мы непосредственно связывались неоднократно с секретарем Аг., как для отложения, переноса или назначения судебных заседаний. 31 января 2018 года на судебное заседание длилось несколько часов, после чего мне, как диабетику, стало плохо (я не успела сделать укол инсулина). Я попросила суд отложить судебное заседание, на что суд отложил его на два часа. Это было в 15.58. Соответственно, два часа- это 18.00 -конец рабочего дня (аудио-запись приложена Ад. к своим замечаниям на протокол судебного заседания). В тоже время, и через два часа мне легче не стало. Когда мы созвонились с секретарем судебного заседания, я извинилась перед ней, что не могу явиться по причине болезни. Она довольно тактично ответила, что известит о времени назначения судебного заседания, никаких пререканий не было ни с чьих сторон. 14 февраля 2018 года я не поехала на судебное заседание по причине того, что я ехала на соболезнование в город Хасавюрт, и никак не могла присутствовать на судебном заседании, о чем имеется письменная просьба, которую на суд представила дочь моей доверительницы З. Также по ее телефону мы при ней же говорили с судьей, который довольно-таки спокойно отреагировал на это, и никаких криков ни в чей адрес не было. Также и в самом протоколе судебного заседания указано, что дело откладывается по моему заявлению в связи с выездом на похороны. Практически: все заседания, если мои доверительницы не болели и не представляли справок, откладывались по причине того, что не являлись другие потерпевшие или свидетели, и никак не по причине моего желания.

К объяснениям также приложены замечания на протоколы судебных заседания суда

Квалификационной комиссией установлены следующие фактические обстоятельства дисциплинарного производства.

Основными доводами частное определения Каякентского районного суда РД от 06.03.2018 явился срыв адвокатом судебного заседания 21 сентября 2017 года, не соблюдение адвокатом норм адвокатской этики, проявление неуважения к суду и участникам процесса, неподчинение распоряжением председательствующего, оценка профессиональной деятельности ее коллеги адвоката Аа., который по ее мнению не надлежаще защищал интересы подсудимого, что ей иногда казалось, что она сама защищает интересы подсудимого.

Все установленные в частном определении обстоятельства подтверждаются представленным в АП РД протоколом судебного заседания Каякентского районного суда РД от 30.07.2017.

В соответствии с п. 1 ст. 14 Кодекса профессиональной этики адвоката, при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен при возможности заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

Согласно ст. 12 КПЭА Участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий (бездействия) судей и лиц, участвующих в деле, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

Согласно п. 1 ст. 18 КПЭА нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

Из информации, поступившей из Каякентского районного суда РД, адвокатом А. было обжаловано указанное частное определение в отношении нее с одновременной подачей заявления о восстановлении пропущенного срока на обжалование, однако в удовлетворении ходатайства о восстановлении сроков на обжалование судом первой инстанции было отказано.

Данное определение Каякентского районного суда об отказе в восстановлении сроков на обжалование было обжаловано адвокатом А., но оставлено апелляционной инстанцией Верховного суда РД без изменения.

Таким образом, в настоящее время частное определение Каякентского районного суда РД от 06.03.2018 в отношении адвоката А. является вступившим в законную силу судебным актом, которым установлены факты нарушения адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

На основании изложенного, Квалификационная комиссия, рассмотрев представленные по делу письменные документы, пришла к выводу о наличии в действиях адвоката А. нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в срыве судебного заседания 21.09.2017 без уважительной причины, не соблюдении адвокатом норм адвокатской этики, проявление неуважения к суду и участникам процесса, неподчинение распоряжением председательствующего, выражении оценочных суждений о качестве оказываемой ее коллегой адвокатом Аа. юридической помощи подсудимому, умалении его авторитета.

В ходе рассмотрения дисциплинарного производства на заседании Совета адвокат А. явилась и поддержала доводы своих объяснений.

Судья Каякентского районного суда РД Г., извещенный надлежащим образом, не явился на заседание Совета АП РД.

Совет АП РД, изучив и исследовав материалы дисциплинарного производства, огласив и исследовав представленные участниками дисциплинарного производства письменные документы, пришел к выводу о необходимости в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката А. вопреки заключению Квалификационной комиссии в связи с тем, что фактические обстоятельства ею установлены правильно, но сделана ошибка в правовой оценке деяния адвоката и толковании закона.

Так, Советом установлено, что, как следует из заключения Квалификационной комиссии основным ее доводом при вынесении заключения по указанному дисциплинарному производству явилось то, что в настоящее время частное определение Каякентского районного суда РД от 06.03.2018 в отношении адвоката А. является вступившим в законную силу судебным актом, которым установлены факты нарушения адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, и как следствие, является обязательным для органов адвокатской палаты.

При этом Квалификационной комиссией не принята во внимание судебная практика Конституционного суда РФ при рассмотрении указанного дисциплинарного производства, а именно, Определение Конституционного суда РФ от 15 июля 2008 г. № 456-О-О «О частных определениях суда в дисциплинарном производстве», из которого следует, что сообщение суда (судьи) в адрес адвокатской палаты является одним из поводов для возбуждения дисциплинарного производства в отношении адвоката (подпункт 4 пункта 1 статьи 20 принятого Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года Кодекса профессиональной этики адвоката). Установление же оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы (подпункт 9 пункта 3, пункт 7 статьи 31, пункт 7 статьи 33 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").

В данном случае Квалификационной комиссией без учета сложившейся судебной практики Конституционного суда РФ дана неправильная правовая оценка действиям адвоката А.

В соответствии с п. 4 ст. 24 КПЭА Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления, обращения и заключения комиссии.

На основании изложенного, после обсуждения дисциплинарного производства на заседании Совета АП РД принял решение о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката А. вследствие отсутствия в действиях адвоката нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_262.html