#145

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 2 полугодие 2018 года (фрагмент № 5)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.4 п.1; КПЭА ст.12; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: адвокат дал объяснения; взаимодействие с судом;
Дата: 31 дек. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

23.05.2018 в Адвокатскую палату Республики Дагестан поступило обращение и.о. Председателя Арбитражного суда РД Ц. в отношении адвоката И. о нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В частности, из обращения суда следует, что «в производстве Арбитражного суда Республики Дагестан находятся дела по искам Министерства к СПК "Л" о расторжении договора аренды и взыскании арендной платы (судья Гр.). Ранее решением суда по делу между этими же сторонами исковые требования министерства удовлетворены. Представителем кооператива по указанным делам выступает адвокат И. на основании доверенности от 22.03.2017 г. Заявлениями от 10.04.2018, 11.05.2018, 14.05.2018 по делу и заявлениями от 10.04.2018, 11.05.2018, 14.05.2018 по другому делу представитель СПК "Л" И. заявил отвод судье Гр. от рассмотрения вышеуказанных дел. Оценка доводам заявителя о необходимости отвода судьи Гр. в связи с рассмотрением ею другого аналогичного дела между этими же сторонами, по которому судебный акт вынесен не в пользу кооператива, была дана при рассмотрении первого из поданных заявлений СПК "Л" об отводе судьи Гр. (от 10.04.2018) в определении об отказе в удовлетворении заявления об отводе судьи от 16.04.2018 г. Заявляя последующие ходатайства об отводе судьи Гр. от рассмотрения дел, представитель СПК "Л" И. не привел доводов о том, что повторные ходатайства об отводе судьи заявлены им по основаниям, отличным от рассмотренных судом ранее, при вынесении определения от 16.04.2018. При этом частью 3 статьи 24 АПК РФ предусмотрено, что повторное заявление об отводе по тем же основаниям не может быть подано тем же лицом. Таким образом можно констатировать злоупотребление своими процессуальными правами представителем СПК "Л" И., который в нарушение вышеуказанного требования закона неоднократно заявляет отводы судье по одним и тем же основаниям, чем препятствует своевременному рассмотрению дел. Кроме того, сами заявления об отводе судьи представителем составлены в грубой, пренебрежительной манере. И. в указанных заявлениях допускаются некорректные высказывания в адрес судьи Гр., основанные на личном мнении представителя, порожденном неудовлетворительным для него результатом рассмотрения дела, а также содержатся голословные, ничем недоказанные утверждения о пристрастности судьи при рассмотрении указанных дел». К обращению судьи приложены заявления об отводе на 10-ти листах.

В ходе проведения предварительной проверки адвокат И. извещен о поступившем обращении суда, ознакомился с ним и представил свои объяснения, из которых следует, что «у судьи Гр. находятся три дела, одно рассмотрела, другие два находятся у неё в производстве. По этим делам я заявил отводы Гр., но потом по этим же делам ей два отвода заявил адвокат Г., который также принимал со мной участие на суде. Судья Ц. укрыл тот факт, что я отказался от заявления об отводе судьи Гр. от 14.05.2018 и никакого злоупотребления здесь нет».

Распоряжением Президента АП РД от 05.06.2018 возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката И. о привлечении его к дисциплинарной ответственности.

На заседание Квалификационной комиссии от Арбитражного суда РД явился представитель по доверенности № 1 от 13.07.2018 Ш., которая поддержала доводы обращения.

Интересы адвоката И. на заседании Квалификационной комиссии представал по доверенности адвокат Г.

Квалификационной комиссией установлены следующие фактические обстоятельства дисциплинарного производства.

Одним из доводов обращения суда является неоднократные заявления адвоката И. об отводе судьи Гр. по одним и тем же основаниям, что свидетельствует о злоупотреблении им своими процессуальными правами и противоречит ч. 3 ст. 24 АПК РФ, предусматривающей, что повторное заявление об отводе по тем же основаниям не может быть подано тем же лицом.

При этом, как следует из представленных в АП РД заявлений об отводе судьи Гр. они были заявлены адвокатом И. хоть и по аналогичным основаниям, но по двум разным делам, находящимся в производстве указанного судьи.

Заявление об отводе судьи согласно ст. 24 АПК РФ является процессуальным правом адвоката, которым И. воспользовался по каждому арбитражному делу, рассматриваемому судьей Гр.

В связи с изложенным, Квалификационная комиссия не усматривает в указанных действиях адвоката нарушений ч. 3 ст. 24 АПК РФ и злоупотребления адвокатом своими процессуальными правами.

Относительно доводов обращения судьи о составлении адвокатом И. заявлений об отводе в грубой пренебрежительной манере Квалификационной комиссией установлено следующее.

Из заявлений адвоката И. об отводе судьи Гр. усматривается, что адвокатом в тексте заявлений допускаются некорректные высказывания в адрес судьи Гр., неподтвержденные доказательствами высказывания о пристрастности судьи при рассмотрении указанных дел.

Так, в заявлении от 10.04.2018 И. указывает, что судья Гр. «...заранее выносит заведомо неправосудное решение, высокомерная, пренебрежительно относится к дагестанцам как второсортным людям», «…судья Гр. ни в чем разбираться не собирается и у нее заранее готово аналогичное решение по этим двум делам».

В заявлении И. от 11.05.2018 указывается «…Гр. …стала судьей в августе 2017 г., нет опыта и знаний, чтобы разобраться и вывести на чистую воду таких махровых аферистов, казнокрадов и мздоимцев», «…вынесла заведомо неправомерное решение и теперь не вынесет никакого иного справедливого решения…».

В заявлении И. от 14.05.2018 указывается «все вышеизложенное свидетельствует о некомпетентности и нежелании судьи Гр. во всем этом разбираться…»

Статья 1 Закона РФ от 26.06.1992 №3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" устанавливает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны. Проявление неуважения к суду или судьям влечет установленную законом ответственность.

В соответствии со ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката, участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий (бездействия) судей и лиц, участвующих в деле, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

Таким образом, подобные высказывания адвоката И. Квалификационная комиссия оценивает, как проявление неуважения к суду, грубо нарушающим нормы профессиональной этики адвоката.

Согласно пункта 1 статьи 4 Кодекса профессиональной этики адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

Согласно п. 1 ст. 18 КПЭА нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

В связи с изложенным, Квалификационная комиссия, рассмотрев представленные по делу письменные документы, заслушав объяснения представителей участников дисциплинарного производства, пришла к выводу о наличии в действиях адвоката И. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в проявлении неуважения к суду и допущении некорректных высказываний в адрес судьи.

На заседание Совета явились адвокат И. и его представитель по доверенности адвокат Г.

От Арбитражного суда РД на заседание Совета явился представитель по доверенности № 1 от 25.07.2018 Ш.

Совет АП РД, изучив и исследовав материалы дисциплинарного производства, огласив и исследовав письменные документы, признал заключение Квалификационной комиссии обоснованным, установленные комиссией фактические обстоятельства правильными и принял решение о применении к адвокату И. меры дисциплинарной ответственности в виде «Предупреждение».

При определении меры дисциплинарной ответственности, Совет АП РД изучив личное дело адвоката принял во внимание, что ранее адвокат к дисциплинарной ответственности не привлекался, однако совершенный адвокатом дисциплинарный проступок является грубым нарушением требований законодательства об адвокатуре и норм корпоративной этики.

При этом Советом Палаты приняты во внимание разъяснения Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам от 15.05.2018 № 03/18 о применении мер дисциплинарной ответственности, из которых следует, что о тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать допущение адвокатом грубого и явного проявления поведения, которое умаляет авторитет адвокатуры, порочит честь и достоинство адвоката. Например, суд посчитал поведением, умаляющим авторитет адвокатуры, грубое и явное проявление неуважения к сотрудникам судебной системы в помещении канцелярии мировых судей с использованием в их адрес нецензурной брани (Апелляционное определение Верховного Суда Республики Адыгея от 2 декабря 2014 г. по делу № 33-1539/2014).

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_262.html