#14

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Красноярского края от 09.02.2018 года (2)

Регион: Красноярский край
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.25 п.1; ФЗ ст.25 п.2; ФЗ ст.25 п.4 подп.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.4 п.1; КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.23 п.5 подп.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; введение в заблуждение;
Дата: 9 февр. 2018 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

З А К Л Ю Ч Е Н И Е


Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Красноярского края


г. Красноярск 09 февраля 2018 года



(извлечение)


У С Т А Н О В И Л А :


В Адвокатскую палату Красноярского края поступило обращение З., в котором указано, что в апреле 2016 года она заключила с адвокатом К. соглашение на защиту ее сына Х. по уголовному делу и оплатила 55500 рублей.

06.12.2016 года было заключено второе соглашение на участие адвоката в Н-ском районном суде Красноярского края , на основании которого она 06.12.2016 года оплатила 21000 рублей, 21.02.2017 года – 5000 рублей, 14.03.2017 года – 5000 рублей, 21.03.2017 года – 3500 рублей, 07.04.2017 года – 4000 рублей. Квитанций на получение указанных денежных средств, адвокат К. не выдал.

В день вынесения приговора 07.04.2017 года адвокат К. вручил ей, гр. З. отчет о проделанной работе, претензию о необходимости выплаты дополнительного вознаграждения и дополнительное соглашение о расторжении ранее заключенного соглашения от 06.12.2016 года, указав, что оно считается расторгнутым той же датой – 06.12.2016 года.

Поскольку она, гр. З., после вынесения приговора в отношении сына находилась в стрессовом состоянии, не вникая в содержание предъявленных адвокатом документов, подписала их. При этом адвокат К. пояснил, что его услуги могут быть оплачены за счет государства в большем размере, чем это может сделать она, гр. З.

14.09.2017 года З. вызвали в Н-ский районный суд в связи с подачей адвокатом К. заявления о возмещении ему процессуальных издержек за счет средств государства, чему она была удивлена, полагая, что расчет за защиту сына по заключенному соглашению ею был произведен в полном объеме.

При рассмотрении заявления адвоката К. производилась видеоконференцсвязь с осужденным Х., который также был возмущен действиями адвоката.


Кроме того, заявительница З. полагает, что адвокатом К. должна была быть избрана другая линия защиты, тогда наказание в отношении сына могло быть не связанным с лишением свободы.


Гр. З. считает действия адвоката К. недопустимыми, нарушающими требования законодательства об адвокатской деятельности, просит привлечь его к дисциплинарной ответственности и принять меры.


К обращению приложена копия сберегательного счета, с которого 20.04.2016 года гр. З. сняты денежные средства в размере 84030 рублей 30 копеек.


В соответствии с. п. 3 ч.5 ст. 23 КПЭА, участники дисциплинарного производства с момента его возбуждения имеют право давать по существу разбирательства устные и письменные объяснения, представлять доказательства.


Адвокат К. представил письменные объяснения на поступившую жалобу, из которых следует, что 20 апреля 2016 года между ним и гр. З. было заключено соглашение на защиту Х., и уплачено вознаграждение в сумме 30000 рублей, о чем свидетельствует квитанция.

Кроме того, гр. З. было выплачено 5500 рублей в качестве авансовых платежей на возмещение расходов, о чем имеется расписка.

06.12.2016 года по результатам исполнения поручения был подписан акт «приемки результатов оказанной юридической помощи».

После окончания предварительного расследования и направления уголовного дела в суд он, адвокат К., пояснял гр. З., что на дальнейшую защиту ее сына в суде необходимо заключить новое соглашение с такой же стоимостью вознаграждения, как и по первоначальному соглашению.

Однако гр. З. пояснила, что таких денежных средств не имеет, и он, адвокат К. разъяснил ей, что защита будет оплачиваться за счет государства.

З. сообщила, что может оплатить только 16000 рублей, на что он, адвокат К. согласился и пояснил, что за свою работу возьмет с нее «всего 5500 рублей, а 10500 рублей пойдут на возмещение расходов на участие в суде». При этом З. было разъяснено, что в случае продолжительности рассмотрения уголовного дела будут дополнительные затраты, которые придется возмещать.

07.04.2017 года, после оглашения приговора, был подписан акт и отчет об оказании юридической помощи и гр. З. уведомлена, что осталась должна адвокату 31360 рублей.

Понимая, что указанная сумма для гр. З. может быть «неподъемной», он, адвокат К. предложил расторгнуть соглашение, заключенное 06.12.2016 года той же датой – 06.12.2016 года.

Позднее он, адвокат К. подал в суд заявление об оплате его труда за счет средств федерального бюджета, в чем ему было отказано по той причине, что защиту интересов Х. он осуществлял на основании соглашения и суд не назначал его в качестве защитника.

Участвуя в судебном заседании, гр. З. заявила, что ничего ему, адвокату К. не должна.

Подзащитный Х. никогда никаких претензий по поводу качества защиты не высказывал, к денежным расчетам между З. и адвокатом отношения не имел.

Будучи надлежащим образом уведомленными о месте и времени заседания квалификационной комиссии, адвокат К. и заявитель З. для участия в рассмотрении дисциплинарного производства не явились. От гр. З. поступило заявление о рассмотрении дисциплинарного производства в ее отсутствие.


Обстоятельств, исключающих возможность рассмотрение дисциплинарного производства, предусмотренных п. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики не установлено, неявка кого-либо из участников не является основанием для отложения разбирательства.


В соответствии с ч. 2 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственно исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, а также их устных объяснений.


Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, квалификационная комиссия пришла к выводу о том, что в действиях адвоката К. усматриваются грубые нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, допущенные при осуществлении профессиональной деятельности.


Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры (ст.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).


Адвокат при осуществлении своей профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. (ч.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката).


Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущее его профессии; профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему; адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия (п.1 ст.4, п.1, 2 ст.5 Кодекса профессиональной этики адвоката)


В соответствии со ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом.


Несомненно, важным условием соглашения адвоката с доверителем являются условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь, атакже порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения.


При отражении в соглашении содержания существенных условий следует избегать формулировок, допускающих неоднозначное толкование его условий, так как это создает предпосылки для возникновения непонимания между адвокатом и доверителем, может привести к подрыву доверия, разногласиям и предъявлению претензий, которых при четком изложении существенных условий можно было бы избежать.


В том случае, когда после заключения соглашения изменяются условия выполнения поручения или его сущность, адвокату рекомендуется заключать с доверителем дополнительное соглашение, в котором необходимо указать предмет поручения с учетом изменений и (или) дополнений.


В материалах дисциплинарного производства имеется соглашение об оказании юридической помощи, заключенное между адвокатом К. и доверителем З., предметом которого является защита интересов гр. Х. на предварительном следствии до стадии выполнения требований ст. 217 УПК РФ. Размер гонорара определен в размере 30000 рублей.


На основании Акта от 06.12.2016 года, подписанного сторонами соглашения, претензий по поводу объема и качества выполненных работ до завершения предварительного расследования по делу, ни у кого не возникло.


Предметом дополнительного соглашения, заключенного между адвокатом К. и доверителем З. 06 декабря 2016 года, определена защита интересов Х. в суде первой инстанции до подачи апелляционной жалобы на приговор. Местом исполнения соглашения является Н-ский районный суд в пос. М.


В соответствии с п.3.1 указанного соглашения «доверитель производит оплату за оказание юридической помощи (защиты) по соглашению в размере 5500 рублей». Оплата производится в момент подписания соглашения.


Исходя из буквального смысла толкования указанного пункта соглашения, сумма в размере 5500 рублей и является суммой, подлежащей оплате за защиту интересов гр. Х. в период судебного разбирательства. Иное прочтение невозможно, поскольку ссылок на то, что 5500 рублей - это авансовый платеж или размер гонорара за один судодень, в договоре нет.


Более того, в своих письменных пояснениях адвокат К. указывал, что при определении размера гонорара по дополнительному соглашению, З. сообщила, что может оплатить только 16000 рублей, на что он, адвокат К. согласился и пояснил, что за свою работу возьмет с нее «всего 5500 рублей, а 10500 рублей пойдут на возмещение расходов за участие в суде».


Во избежание конфликтов с клиентом из-за размера вознаграждения можно согласовывать с доверителем поэтапную выплату вознаграждения, устанавливая стоимость каждого этапа юридической работы в твердой сумме или в форме почасовойставки. В таком случае доверителю будет понятен объем выполняемой адвокатом работы и соответствующий размер вознаграждения будет восприниматься как обоснованный.


Как следует из текста соглашения, между адвокатом К. и З. достигнута договоренность об определении размера оплаты труда адвоката в случае увеличения объема работ, т.е. тогда, когда участие адвоката в судебных заседаниях продолжается в количестве более 4-х дней или в случае продолжительности исполнения поручения более 2-х месяцев (п.3.1.1. соглашения). На этот случай соглашением предусмотрены сроки оплаты вознаграждения – «в день наступления обстоятельств».


Из объяснений адвоката К. не усматривается, что со стороны З. нарушено это условие соглашения. Адвокат К. никогда не ссылался на то обстоятельство, что ставил свою доверительницу в известность о появившейся задолженности на каком либо этапе выполнения поручения и не предупреждал об обязанности внести определенную сумму, т.е. с момента заключения дополнительного соглашения 06.12.2016 года и до вынесения приговора по делу 07.04.2017 года, претензий к ней не имел.


Адвокатской палатой Красноярского края разработаны разъяснения о порядке оформления документов в уголовном судопроизводстве в случаях оказания юр помощи в рамках одного дела как в порядке назначения, так и на основании соглашения с доверителем (утв. Решением Совета 24.06.09 г.) , из которых следует, что в силу ч.4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты по соглашению, он продолжает осуществлять защиту за счет средств федерального бюджета.

В этом случае необходимо с доверителем подписать дополнение к соглашению, в котором зафиксировать факт отказа доверителя выплачивать адвокату вознаграждение и закрепить переход на оказание юридических услуг подзащитному в соответствии со ст.51 УПК РФ и оплату труда адвоката в соответствии с постановлением Правительства РФ от 28 сентября 2007 г.


О расторжении основного соглашения с доверителем адвокат уведомляет лицо, в производстве которого находится уголовное дело, и одновременно ходатайствует о дальнейшей оплате его труда за счет средств федерального бюджета в соответствии с ч.8 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Во всех случаях изменения основания осуществления защиты, адвокату необходимо представить в уголовное дело ордер с измененными основаниями его выдачи и указанием начала действия этих оснований.

Ни при каких обстоятельствах оплата труда адвоката не может быть произведена одновременно и доверителем и за счет средств федерального бюджета.

Материалы дисциплинарного производства не содержат информации о то, что в период судебного рассмотрения дела адвокат К. ставил суд в известность о том, что соглашение между ним и З. не выполняется, не просил назначить его защитником в порядке ст. 51 УПК РФ, не выдавал ордер с измененным основанием вступления в дело. Постановлением Н-ского районного суда Красноярского края от 14.09.2017 года, адвокату К. отказано в удовлетворении требований о выплате вознаграждения и дополнительных издержек за участие в качестве защитника по уголовному делу в отношении гр. Х. Указанное постановление вступило в законную силу.


Из материалов дисциплинарного производства усматривается, что адвокат К. поставил гр. З. перед фактом о появившейся задолженности уже после вынесения приговора по уголовному делу 07.04.2017 года т.е. несвоевременно и в этот же день предложил ей расторгнуть заключенное 06.12.2016 года соглашение путем заключения нового соглашения, указав дату расторжения с 06.12.2016 года.


Относительно претензий заявительницы З. по поводу качества оказания юридической помощи, оказанной гр. Х. адвокатом К., квалификационная комиссия приходит к выводу о том, что указанное обстоятельство не нашло своего подтверждения. Фраза гр. З. в обращении о том, что«адвокатом К. должна была быть избрана другая линия защиты, тогда наказание в отношении сына могло быть не связанным с лишением свободы», является предположением, и не свидетельствует о том, что адвокатом К. допущены какие-либо нарушения при защите интересов Х.


В соответствии с п. 1.6 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, обращение должно содержать конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса.


Квалификационная комиссия не рассматривает претензии гр. Х., к адвокату К. с просьбой провести проверку на предмет наличия в действиях последнего признаков преступления, предусмотренных ст. 159 УК РФ, поскольку Адвокатская палата не наделена такими функциями. Кроме того, в силу п.4 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Дисциплинарное производство возбуждено на основании обращения гр. З.


Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокату» и Кодексом профессиональной этики адвоката (п.1 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката).


На основании изложенного, и руководствуясь ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.1 ч.9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Красноярского края,

Р Е Ш И Л А :


Признать наличие в действиях адвоката К. нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре

Передать дисциплинарное дело в Совет Адвокатской палаты Красноярского края для принятия решения о мерах дисциплинарного воздействия.


Председатель квалификационной комиссии И. И. Кривоколеско


Совет Адвокатской палаты Красноярского края согласился с доводами квалификационной комиссии и назначил адвокату меру дисциплинарной ответственности - предупреждение.

http://www.krasadvpalata.ru/documents/dcos/zaklucheniya_kvalifikacionnoi_komissii/155.html