#135

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 1 полугодие 2018 года (фрагмент № 6)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.8 п.1;
Статья КПЭА: КПЭА ст.5; КПЭА ст.6;
Тема: адвокатская тайна; уголовное производство;
Дата: 30 июн. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

Распоряжением президента АП РД от 16.02.2018 возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката К. о привлечении его к дисциплинарной ответственности на основании жалобы гражданина А. от 18.01.2018г. на действия адвоката К. о ненадлежащем исполнении своих профессиональных обязанностей.

В обосновании своей жалобы А. указывает, что «6 и 7 августа 2016 года адвокат К. защищал меня по назначению на предварительном следствии по уголовному делу, расследуемому следователем СО №3 СУ УМВД России по г. Махачкале. 5 августа 2016 г. в отношении меня дознавателем полиции по Кировскому району г. Махачкалы возбуждено уголовное дело по ст. ст. 222 ч.1 и 228 ч.1 УК РФ и я был допрошен. 6 августа 2016 г. дознаватель составил рапорт о том, что я совершил другое преступление - по ст. 208 ч.2 УК РФ. В 20 час. 00 мин. 6 августа 2016 г. на основании указанного рапорта следователь возбудил уголовное дело в отношении меня и в 20 час. 05 мин составил протокол о моем допросе в качестве подозреваемого, переписав текст данного протокола из протокола моего допроса, проведенного дознавателем. При этом в присутствии защитника К. следователь меня вообще даже не допрашивал. С учетом этого, в протоколе допроса подозреваемого я отказался следователю учинить какие-либо подписи (в т.ч. анкетные данные, о разъяснении мне прав и т.д.). Однако, несмотря на это, адвокат К., не выяснив даже причину моего отказа учинить подписи в протоколе, с легкостью подписал подготовленный следователем протокол допроса подозреваемого. Но самое интересное то, что К., по первому зову следователя Кур. «побежал» к нему и без согласования со мной дал показания против меня. Наверно адвокат не должен так халатно поступать и давать угодные следователю показания, дискредитируя свою честь, достоинство и профессиональное мастерство. Чтобы другие адвокаты более так не поступали, считаю необходимым обязательно обсудить поступок К. и дать этому оценку с точки зрения адвокатской этики».

В ходе проведения предварительной проверки адвокат К. был информирован о поступившей в отношении него жалобе А., ознакомился с нею, однако объяснений относительно доводов жалобы не представил.

Квалификационной комиссией установлены следующие фактические обстоятельства дисциплинарного производства.

Адвокат К. был привлечен к участию в уголовном деле А. по назначению следователя.

Данный факт подтверждается справкой Представителя Совета АП РД - Координатора по г. Махачкале Учуевой М.А. от 06.02.2018, из которой следует, что адвокат К. был направлен и принимал участие на стадии предварительного следствия в следственном отделе №3 СУ УМВД РФ по г. Махачкале, по делу А. 06 августа 2016 г. в соответствии с порядком участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда (протокол заседания Совета АП РД от 24.12.2010 № 12).

Следовательно, адвокат К. принял участие в указанном деле в качестве адвоката по назначению в соответствии с установленным Советом АП РД (протокол заседания Совета АП РД от 24.12.2010 № 12) порядком участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда.

Основными доводами жалобы является то, что адвокат К. подписал протоколы допроса А. несмотря на то, что его подзащитный отказался их подписывать, при этом допрос А. в качестве обвиняемого проводился в отсутствии защитника; адвокат К. сообщил заведомо ложные свидетельские показания против своего подзащитного А. на допросе у следователя отдела по расследованию преступлений №3 СУ Управления МВД РФ по г. Махачкале Аб.

В подтверждение доводов, указанных в жалобе, заявителем представлен протокол допроса адвоката К. в качестве свидетеля от 26.10.2017 из которого следует, что при допросе в качестве подозреваемого, А. подробно рассказал об обстоятельствах совершенного им преступления, в частности участия его в боевых действиях в составе незаконных вооруженных формирований на территории Сирийской Арабской Республики (САР).

При этом как усматривается из жалобы и приложенных к ней материалов уголовного дела, заявитель А. не признавался следователю в том, что принимал участия в боевых действиях в составе незаконных вооруженных формирований на территории САР, а в качестве причины поездки на территорию САР указано желание узнать, что за война происходит в Сирии между мусульманами.

Кроме того, как усматривается из постановления о привлечении в качестве обвиняемого А. от 07.08.2016 г. и протокола допроса подозреваемого от 06.08.2016 г., подзащитный адвоката К. от учинения подписей в указанных документах отказался, в то время как самим адвокатом они были подписаны.

В соответствии с п. 1,2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

Согласно п. 2 ст. 6 КПЭА соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

В соответствии с п. 3 ст. 6 КПЭА адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя. Согласие доверителя на прекращение действия адвокатской тайны должно быть выражено в письменной форме в присутствии адвоката в условиях, исключающих воздействие на доверителя со стороны адвоката и третьих лиц.

При этом согласно п. 4 ст. 6 КПЭА без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

В соответствии с п. 6 ст. 6 КПЭА адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

В данном случае адвокатом К. допущены грубые нарушения вышеуказанных положений законодательства РФ об адвокатской деятельности и адвокатуре, выразившиеся в несоблюдении адвокатской тайны и свидетельствовании против своего подзащитного, а также подписи адвокатом протокола допроса в качестве подозреваемого в условиях отказа от учинения подписей в указанных документах его подзащитным без принятия соответствующих мер реагирования, предусмотренных нормами уголовно-процессуального законодательства.

Согласно ст. 5 КПЭА профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

Согласно ст. 18 КПЭА нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности влечет применение мер дисциплинарной ответственности.

Таким образом, Квалификационная комиссия, рассмотрев указанные материалы дисциплинарного производства, пришла к выводу о наличии в действиях адвоката К. нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в несоблюдении адвокатской тайны и свидетельствовании против своего подзащитного, а также подписи адвокатом протокола допроса в качестве подозреваемого в условиях отказа от учинения подписей в указанных документах его подзащитным без принятия соответствующих мер реагирования, предусмотренных нормами уголовно-процессуального законодательства.

Совет АП РД, изучив и исследовав материалы дисциплинарного производства, огласив и исследовав письменные документы, признал заключение Квалификационной комиссии обоснованным, установленные комиссией фактические обстоятельства правильными и вынес решение о применении к адвокату К. меры дисциплинарной ответственности в виде «Предупреждение».

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_241.html