#133

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 1 полугодие 2018 года (фрагмент № 4)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.12; КПЭА ст.14 п.2; КПЭА ст.15 п.2 подп.1;
Тема: по жалобам адвокатов; нарушение этических норм;
Дата: 30 июн. 2018 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

13.12.2017 в Адвокатскую палату Республики Дагестан поступила жалоба адвоката К. на действия адвоката Л. о нарушении норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В частности, из жалобы адвоката К. следует, что «в ноябре 2017 года я представляла интересы С. в Советском районном суде г. Махачкалы, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 ч.3 ст. 162 УК РФ. Обсудив позицию защиты с С. до начала судебного разбирательства мною было заявлено ходатайство о проведении закрытого судебного заседания, так как выкрики и комментарии со стороны родственников подсудимого Э. мешали ведению судебного разбирательства. Суд ходатайство удовлетворил, после чего приступил к допросу подсудимых. После допроса подсудимого, С. попросила меня о том, чтобы я заявила ходатайство об отложении судебного разбирательства. Заявленное мною ходатайство судом было отклонено. При этом суд объявил перерыв на 20 минут и дал возможность переговорить мне с С, которая очень сильно нервничала и свою нервозность объясняла тем, что на нее оказывают давление подсудимый Э. Во время объявленного перерыва, несмотря на предупреждения суда о том, чтобы мне никто не мешал общаться со своей подзащитной, в зал судебного разбирательства забежал адвокат Л. и заявил, что должен переговорить с моей подзащитной и объяснить ей что «она должна говорить». Я потребовала, чтобы он удалился и оставил в покое С., так как она была психологически подавлена требованиями подсудимого Э. дать «нужные» ему показания. Л. попытался мне возразить, но я потребовала, чтобы он удалился. Понимая, что давление на С. будет продолжаться, после начала судебного разбирательства я заявила ходатайство о том, чтобы допрос С. был проведен в отсутствие Э. так как, в ходе суда неоднократно сама слышала реплики и указания Э. в адрес С. о том, какие вопросы она должна задавать потерпевшей и как отвечать. При этом я сообщила суду, что имело место оказания давления и со стороны защитника Л., который пытался лично «поговорить и проконсультировать «мою подзащитную. При этом Л. вскочив с места, стал меня оскорблять (выписка из протокола судебного заседания от 27 ноября 2017 года прилагается) и отрицать попытку оказания давления на С. заявив о том, что приходил в зал, чтобы положить куртку. Некорректное поведение Л. по отношению ко мне и моей подзащитной С. слышали все участники судебного процесса, в связи с чем суд сделал Л. замечание. На замечание суда Л. не отреагировал. Считаю, что своим поведением Л. нарушил Кодекс адвокатской этики и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре». Анализируя поведение адвоката Л. до и во время судебного разбирательства прихожу к неутешительному выводу о том, что адвокату Л. вышеуказанные нормы ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики незнакомы. Адвокат Л. заведомо зная о том, что Э. полностью отрицает свою причастность к совершенному преступлению, пытался оказать давление на С., которая раскаивалась в содеянном и признавала свою вину, давая чистосердечные показания. Полагаю, что адвокатская деятельность, осуществляемая адвокатом Л. содержит признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, вследствие чего порочит честь и достоинство адвоката, умаляет авторитет адвокатуры Республики Дагестан». Просит провести проверку по изложенным доводам и привлечь адвоката Л. к дисциплинарной ответственности. К жалобе адвоката приложена копия выписки из протокола судебного заседания от 27.11.2017 г.

В ходе проведения предварительной проверки адвокат Л. представил свои объяснения на нее из которых следует, что «адвокат К. обратилась с жалобой на действия, в которых усмотрела признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката. Указанная жалоба считаю является необоснованной и подлежит отклонению. Во время объявленного перерыва, мне пришлось вернуться в зал судебного заседания, чтобы взять свою куртку, так как за 20 минут нахождения в коридоре суда немного продрог. При этом сама К.. не совсем адекватно среагировала на мое появление и сразу же поднялась в кабинет судьи. При этом никакого давления я на ее подзащитную не оказывал, не собирался разговаривать с ней, так как никакой необходимости для этого не было Некорректного поведения в отношении адвоката К. и ее подзащитной С. я не совершал. Напротив, я усматриваю в действиях К. нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката». Просит в удовлетворении жалобы К. отказать.

Распоряжением Президента АП РД от 12.01.2018 возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Л. о привлечении его к дисциплинарной ответственности.

Квалификационной комиссией установлены следующие фактические обстоятельства дисциплинарного производства.

Основными доводами жалобы адвоката К. является то, что адвокат Л. во время перерыва судебного заседания объявленного для беседы адвоката К. с подзащитной, явился в зал судебного заседания и заявил то, что должен поговорить с подзащитной адвоката К., а также во время судебного заседания оскорблял адвоката К.

Из представленной заверенной копии протокола судебного заседания Советского районного суда г. Махачкалы от 11.08.2017 следует, что во время объявленного перерыва для беседы подсудимой С. со своим адвокатом К., адвокат Л. заходил в зал судебного заседания и, как утверждает К. пытался поговорить с С. Однако сам Л. это отрицает, ссылаясь на то, что заходил положить куртку.

Затем в адрес адвоката К. адвокатом Л. высказано, что «она далека от уголовных дел и не понимает, о чем здесь идет речь и обливает меня грязью. Если она тупая, я не виноват и мозгов у нее нет», после чего председательствующим сделано замечание адвокату Л.

Однако адвокат Л. продолжил: «Ваша честь, я тупых всегда называю тупыми».

Замечаний на данный протокол судебного заседания адвокатом Л. не представлено в суд.

При этом в соответствии с ст. 12 КПЭА участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий (бездействия) судей и лиц, участвующих в деле, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 8 КПЭА при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.

В соответствии с п. 2 ст. 14 КПЭА адвокат вправе беседовать с процессуальным противником своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего.

Согласно пп. 1 п. 2 ст. 15 КПЭА адвокат не должен употреблять выражения, умаляющие честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката либо авторитет адвокатуры.

Из всего вышеизложенного следует, что адвокатом Л. грубо нарушены нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в неуважительном отношении к лицу, участвующему в деле (адвокату-оппоненту) и допущении выражений, умаляющих его честь и достоинство.

Квалификационная комиссия, рассмотрев представленные по делу письменные документы, пришла к выводу о наличии в действиях адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившиеся в неуважительном отношении к лицу, участвующему в деле (адвокату-оппоненту) и допущении выражений, умаляющих его честь и достоинство.

Совет АП РД, изучив и исследовав материалы дисциплинарного производства, огласив и исследовав письменные документы, признал заключение Квалификационной комиссии обоснованным, установленные комиссией фактические обстоятельства правильными и вынес решение о применении к адвокату Л. меры дисциплинарной ответственности в виде «Предупреждение».

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_241.html