#13

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Красноярского края от 09.02.2018 года (1)

Регион: Красноярский край
Итог разбирательства: предупреждение;
Статья ФЗ: ФЗ ст.6 п.2; ФЗ ст.21 п.5; ФЗ ст.25 п.4;
Статья КПЭА: КПЭА ст.4 п.1; КПЭА ст.5; КПЭА ст.8 п.1; КПЭА ст.18 п.1; КПЭА ст.19 п.6; КПЭА ст.20 п.1 подп.1; КПЭА ст.23 п.5 подп.3; КПЭА ст.23 п.9 подп.1;
Тема: соглашение адвоката с доверителем; незаключение соглашения на оказание юридической помощи;
Дата: 9 февр. 2018 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Красноярского края


г. Красноярск 09 февраля 2018 года



(извлечение)


В Адвокатскую палату Красноярского края поступило обращение гр. Р., из которого следует, что в мае 2017 года он обратился к адвокату А. за юридической помощью по уголовному делу.

В счет оплаты труда адвоката, он передал 16000 рублей, о чем адвокатом А. была выдана квитанция. Договор на оказание юридической помощи между ними не заключался.

Получив денежные средства, адвокат А. своих обязанностей не исполнил, юридической помощи ему не оказал: ордер следователю не передал, с материалами дела не ознакомился, в судебных заседаниях не участвовал. На телефонные звонки не отвечает, на рабочем месте не появлялся.

Заявитель Р. считает действия адвоката А. недопустимыми, нарушающими нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, просит принять к нему меры дисциплинарного воздействия и решить вопрос о возврате уплаченных денежных средств.


К своему обращению гр. Р. приложил копию квитанции к приходному кассовому ордеру № 22 от 11 мая 2017 года об оплате денежных средств в размере 16 000 рублей, принятых на основании соглашения.


В силу п 1.1 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката жалоба доверителя адвоката, содержащая доводы о нарушении требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, поданная в Адвокатскую палату, является поводом для возбуждения дисциплинарного производства


В соответствии с ч. 6 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката после возбуждения дисциплинарного производства лица, органы и организации, обратившиеся с жалобой, представлением, обращением, адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, а также представители перечисленных лиц, органов и организаций являются участниками дисциплинарного производства.


В соответствии с. п. 3 ч.5 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката, участники дисциплинарного производства с момента его возбуждения имеют право давать по существу разбирательства устные и письменные объяснения, представлять доказательства.


Адвокат А. на поступившую жалобу, представил в Адвокатскую палату Красноярского края в день рассмотрения дисциплинарного производства письменные объяснения без подписи и даты, из которых следует, что 06.05.2017 года к нему за юридической помощью обратился гр. Р., с которым была согласована сумма гонорара в размере 25000 рублей.


На 11 мая 2017 года была назначена встреча. Предварительно он, адвокат А. ознакомился с материалами уголовного дела, которые включали в себя: протокол осмотра места происшествия, объяснения лиц, причастных к совершению преступления, протокол выемки.

Основываясь на изученных материалах дела и пояснениях гр. Р. и гр. И., он, адвокат А., произвел правовую оценку ситуации и поставил об этом в известность Р. и И., которые оплатили его услуги по защите их интересов в размере 16000 рублей, т.е. по 8000 рублей каждый.

Он, адвокат А. пояснил Р. И И., что для заключения договора необходимо еще внести 9000 рублей, они согласились, но ни в мае, ни в июне 2017 года указанные денежные средства не оплатили.

Впоследствии он, адвокат А. узнал, что Р. и И. назначены другие адвокаты и расценил это как то, что они решили воспользоваться услугами защитников за счет государства.

Адвокат А. считает, что в его действиях каких-либо нарушений нет, т.к. руководствовался решением Совета Адвокатской палаты от 29.05.2014 года, а также «рекомендациями не осуществлять юридическую помощь без предварительной оплаты».


На заседание квалификационной комиссии адвокат А. и заявитель Р. не явились, хотя были заблаговременно уведомлены о времени и месте рассмотрения дисциплинарного производства. В соответствии с ч. 3 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката, неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам.


В соответствии с ч.2 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственно исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, а также их устных объяснений.

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства, квалификационная комиссия приходит к выводу о том, что в действиях адвоката А. усматриваются нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, допущенные при осуществлении профессиональной деятельности.


Статья 1 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила его поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры.


Адвокат при осуществлении своей профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. (ч.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката).


Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущее его профессии; профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему; адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия (п.1 ст.4, п.1, 2 ст.5 Кодекса профессиональной этики адвоката).


Квалификационная комиссия, изучив письменные объяснения адвоката А., считает, что сведения, изложенные в жалобе гр. Р., этими пояснениями не опровергаются, а являются установленными, поскольку нет никаких оснований сомневаться в том, что соглашение на оказание юридической помощи не было заключено, ордер адвоката в дело не представлен, в судебных заседаниях адвокат А. не участвовал.


В соответствии со ст. 25 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом.


Это означает, что заключение соглашения в устной форме противоречит требованиям закона об адвокатуре, что влечет наступление последствий несоблюдения простой письменной формы сделки, установленных ч. ч. 1 и 2 ст. 162 ГК РФ.


В соответствии с положениями п. 5 ст. 21, п. 15 ст. 22 и п. 2 ст. 23 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»соглашение об оказании юридической помощи регистрируется в документации адвокатского образования и ему присваивается регистрационный номер.


Адвокат А., признавая факт получения денежных средств в размере 16000 рублей от потенциальных подзащитных Р. и И., пояснил, что соглашения об оказании юридической помощи он с ними не заключал по той причине, что необходимо было внести еще 9000 рублей до оговоренной суммы в размере 25000 рублей.

Квалификационная комиссия считает, что адвокат А. избрал неправильный алгоритм действий для оформления отношений с доверителями - взяв деньги и, пообещав обеспечить гр. Р. и И. защитой по уголовному делу в своем лице, ничего для этого не сделал.

Окончательно определившисьс доверителем в намерении о сотрудничестве, адвокат обязан закрепить этов соглашении об оказании юридических услуг.На основании этого документа (соглашения), адвокат оформляет ордер и вступает в дело, руководствуясь своими процессуальными правами.


Из жалобы гр. Р. следует, что ордер адвокат А. не выписывал и для приобщения к уголовному делу не представлял. Из объяснений адвоката А. не усматривается, что он вступил в дело на основании ордера с указанием в нем оснований вступления, в данном случае - соглашения.


Поэтому квалификационная комиссия относится критически к пояснениям адвоката по поводу того, что он накануне встречи с доверителями изучил материалы уголовного, в том числе и объяснения причастных лиц.


Согласно п. 2 ст 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера (ч.4 ст.49 УПК РФ)


Адвокатская деятельность начинается с заключения соглашения об оказании юридической помощи, и продолжается до полного исполнения обязательств по предмету заключенного соглашения с соблюдением его существенных условий.


Согласно п. 4 ст. 25 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»соглашение об оказании юридической помощи должно предусматривать существенные условия, которыми являются:

1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;

2) предмет поручения;

3) условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;

4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения;

5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

Ставок и тарифов на адвокатские услуги не существует в закрепленном виде, поэтому вознаграждение определяется по соглашению сторон. В соглашении должна быть указана точная сумма денег, которая оплачена и должны быть установлены условия и периоды оплаты услуг адвоката в дальнейшем.

Указанное условие со стороны адвоката А. не выполнено, при этом адвокат А. ссылается на решение Совета Адвокатской палаты от 29.05.2014 года, а также «рекомендации не осуществлять юридическую помощь без предварительной оплаты».


Квалификационной комиссии не известны подобного рода рекомендации, более того, изложенный адвокатом А. тезис, противоречит нормам законодательства об адвокатуре.

Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. (п. 2. ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката)


Квалификационная комиссия считает, что заняв пассивную позицию по оформлению взаимоотношений с доверителем Р., адвокат А., по сути, не предпринял никаких действий по оказанию квалифицированной юридической помощи и необоснованно отказался от защиты.


Факт передачи адвокату А. денежных средств в размере 16000 рублейподтверждается приложенной к материалам дела копией квитанции к приходному кассовому ордеру № 22 от 11 мая 2017 года.


Оказать содействие в возврате денежных средств заявителю, переданных адвокату А., квалификационная комиссия не может ввиду отсутствия полномочий. Все споры подобного рода могут разрешаться в порядке гражданского судопроизводства путем подачи искового заявления в суд.


Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката (п.1 ст.18 Кодекса профессиональной этики адвоката).


На основании изложенного, и руководствуясь ст. 33 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», п.1 ч.9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Красноярского края,


Р Е Ш И Л А :


Признать наличие в действиях А. нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.


Дисциплинарное дело передать в Совет адвокатской палаты для принятия мер дисциплинарного воздействия.


Председатель квалификационной комиссии И.И. Кривоколеско


Совет Адвокатской палаты Красноярского края согласился с доводами квалификационной комиссии и назначил адвокату меру дисциплинарной ответственности - предупреждение.

http://www.krasadvpalata.ru/documents/dcos/zaklucheniya_kvalifikacionnoi_komissii/154.html