#129

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 2 полугодие 2017 года (фрагмент № 4)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.23 п.9 подп.2; КПЭА ст.25 п.1 подп.2;
Тема: адвокатская тайна;
Дата: 31 дек. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

02.06.2017 в Адвокатскую палату Республики Дагестан поступило частное постановление судьи Ахтынского районного суда С. в отношении адвоката А. о нарушении законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, из которого следует, что М. органами предварительного следствия обвиняется в совершении пособничества участникам незаконного вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом в целях, противоречащих интересам Российской Федерации, а также в незаконном приобретении, ношении и хранении боеприпасов - патронов калибра 5,45мм в количестве 16 шт., то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч.5 ст. 33 - ч.2 ст.208 и ч.1 ст.222 УК РФ, при обстоятельствах, подробно изложенных в обвинительном заключении. При рассмотрении уголовного дела адвокатом А.А. в судебном заседании было заявлено ходатайство о вызове и допросе в судебном заседании адвоката А.Р. в качестве свидетеля, которое судом удовлетворено. В судебном заседании от 22 мая 2017 года при допросе в качестве свидетеля, судом адвокату А.Р. разъяснены права в соответствии со ст.56 УПК РФ, который также предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или отказ от дачи показаний, также ему разъяснены права в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 №63-Ф3 (ред. от 02.06.2016) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», разъяснены требования ч. 3 ст.53 УПК РФ о том, что защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. Однако, свидетель по делу - адвокат А.Р., при допросе его защитником подсудимого А.А., вместо ответа, по какой причине он не смог присутствовать при допросе подозреваемого М., начал говорить об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с его профессиональной деятельностью, выложил всю информацию, конфиденциально доверенную лицом адвокату, на неоднократные требования суда не оглашать информацию об обстоятельствах дела, не реагировал, утверждал, что он в данном случае свидетель по делу, а не адвокат и будет говорить обо всем, что ему известно. Указанные факты являются грубым нарушением процессуальных прав сторон по делу, а также грубым нарушением вышеизложенных требований закона со стороны адвоката А.Р. По мнению суда, отсутствует надлежащий контроль и надзор за деятельностью адвоката и не принимаются своевременные меры, предусмотренные уголовно-процессуальным законом. Просит принять меры к недопущению указанных нарушений.
Распоряжением Президента АП РД от 29.06.2017 по указанному обращению судьи возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката А.Р. о привлечении его к дисциплинарной ответственности, а также для установления фактических обстоятельств дела и их объективной оценки АП РД сделан запрос в Ахтынский районный суд об истребовании протокола судебного заседания Ахтынского районного суда от 22.05.2017 и ходатайства адвоката А.А. о вызове и допросе в судебном заседании адвоката А.Р. в качестве свидетеля по уголовному делу.
10.07.2017 в АП РД поступили объяснения адвоката, из которых следует, что «в период с 25.07.2016г по 30.08.2016г, я защищал интересы обвиняемого по ст. ст. 222 ч.1 и 208 ч.2 УК РФ, М. За этот период я представил ряд процессуальных документов, ходатайств и жалоб в прокуратуру и в отдел полиции Ахтынского района РД в интересах М. Буквально через месяц, точнее 30.08.2016г ко мне обратились с просьбой отказаться от защиты М., его дядя и они поблагодарили меня за проделанную работу и объяснили мне, что руководство ОП полиции, прокуратуры и в том числе у суда Ахтынского района есть для них просьба, чтобы меня отстранили от защиты М. им взамен они обещали, что в ближайшее время - отпустит ихнего сына и обещали им прекратить уголовное преследование в отношении него. Как только меня отстранили от защиты М. а ст. дознаватель ОП Ахтынского района Ф. убедившись, что я отстранен от защиты изъял и уничтожил ряд процессуальных документов и жалоб из уголовного дела по М. Конкретно: 1.Заявление М. на имя прокурора Ахтынского района РД Р. от 25.07.2016г, 2. Ходатайство в порядке ст. ст. 53 и 120 УПК РФ от 5.08.2016г на имя ст. дознавателя ОП Ахтынского района Ф. по поводу освидетельствования и проведения судебно-психиатрической экспертизы в отношении М. 3. Постановление судьи Ахтынского районного суда РД Р. и частное определение судьи от 5.08.2016г адресованное на имя прокурора и начальника ОП Ахтынского района от 5.08.2016г и ряд других процессуальных документов, узнав об этих нарушениях со стороны дознавателя ОП Ахтынского района на меня вышли снова родственники М. и адвокат А. из г. Дербента, которым я ранее не был знаком и попросил помочь ему восстановить справедливость по уголовному делу в отношении М. Я по просьбе адвоката А. как коллеги дал показание на судебном заседании в Ахтынском районном суде от 22.05.2017г и рассказал суду, что действительно выше перечисленные процессуальные документы уничтожены, копии всех документов, которые они уничтожили я повторно предъявил суду, а судья за это обиделся и говорил мне что я разглашал данные предварительного следствия и за это он направит частное постановление на имя президента Адвокатской палаты РД. Я никаких сведений по следствию не разглашал».
Квалификационной комиссией установлены следующие обстоятельства дисциплинарного производства.
Из представленного Ахтынским районным судом РД протокола суда от 22.05.2017 следует, что адвокат А.Р. был допрошен в суде в качестве свидетеля по ходатайству стороны защиты для дачи свидетельских показаний по фактам произвола и незаконных действий органов предварительного следствия в отношении М., происходящих в период представления им интересов М. на предварительном следствии.
Как следует из текста протокола, адвокатом были разглашены лишь те сведения, которые имели существенное значение для объективного рассмотрения уголовного дела М. по существу, так как некоторые из процессуальных документов, оформленных в период оказания им услуг М. были утеряны из уголовного дела, но в виде копий сохранились у адвоката А.Р. Свидетельские показания адвоката А.Р. о ходе предварительного следствия и всех нарушениях норм процессуального законодательства органами предварительного следствия в полной мере были подтверждены подсудимым М.
Кроме того, как следует из выписки из протокола судебного заседания от 10.05.2017 ходатайство о вызове в суд свидетеля А.Р. было заявлено защитником М. адвокатом А.А. и поддержано подсудимым М.
Согласно п. 3 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.
Статья 9 Кодекса профессиональной этики адвоката в п. 4 ч. 1 также содержит норму о том, что единственным исключением из запрета разглашать сведения, сообщенные адвокату его доверителем в связи с оказанием ему юридической помощи, является согласие самого доверителя на это.
В данном случае, подзащитный М. поддержал в суде ходатайство о вызове адвоката А.Р., тем самым дал свое согласие на разглашение им сведений предварительного следствия, а адвокат А.Р. огласил в судебном заседании лишь ту информацию по уголовному делу, которая имела существенное значение для облегчения положения его бывшего подзащитного при принятии судом приговора по уголовному делу.
Таким образом, Квалификационная комиссия, рассмотрев представленные по делу письменные документы пришла к выводу об отсутствии в действиях адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, в связи с чем вынесла заключение о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката А.Р. на основании пп. 2 п. 9 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Совет АП РД согласился с заключением Квалификационной комиссии и принял решение о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката А.Р. на основании пп.2 п.1 ст. 25 Кодекса профессиональной этики адвоката в связи с отсутствием в действиях адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_203.html