#123

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 4)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.9 п.1 подп.7; КПЭА ст.9 п.3; КПЭА ст.10 п.1; КПЭА ст.12;
Тема: уголовное производство; нарушение этических норм; инициировано вице-президентом;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

14.03.2017 в АП РД поступило представление Вице-Президента АП РД, вынесенное на основании представления прокурора г. Избербаш М.Ш. о принятии мер дисциплинарной ответственности в отношении адвоката Х. в целях недопущения нарушений в соблюдении законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности.
В частности, из представления следует, что Избербашским городским судом РД рассматривалось уголовное дело в отношении М., интересы которого как на предварительном следствии, так и в суде представлял адвокат Х. В связи с согласием с предъявленным обвинением, по ходатайству обвиняемого М. после консультации последнего с адвокатом Х. уголовное дело было назначено к рассмотрению в особом порядке судебного разбирательства. Однако в подготовительно части судебного разбирательства подсудимый М. и адвокат Х. отказались от рассмотрения уголовного дела в особом порядке, ввиду чего дело было назначено и рассмотрено в общем порядке. Поводом для реагирования помимо изложенного ниже послужило нетактичное поведение адвоката на процессе и его неуместные высказывания. Согласно п. 3.1 ч. 3 ст.9 Кодекса сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката. Согласно ч. 1 ст. 10 Кодекса, закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом. Все указанные выше нормы Кодекса адвокатом Х. в ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении М. были нарушены, это нашло отражение и в протоколе судебного заседания. Так, сторона защиты в лице адвоката Х. неоднократно в ходе рассмотрения дела допускала выражения недопустимого характера в адрес оперативных служб, органа следствия, прокуратуры как надзирающего органа и стороны обвинения, полностью пренебрегая адвокатской этикой, тогда как п.7 ч.1 ст. 9 Кодекса говорит о том, что адвокат не вправе допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения. Адвокат голословно обвинял следственные органы в фальсификации материалов уголовного дела, применении пыток к его подзащитному и т.д., хотя все следственные действия были проведены с его непосредственным участием. Адвокат неоднократно открыто заявлял в ходе судебного следствия о договорных отношениях с оперативными службами о том, что в случае признания вины его подзащитному в качестве меры пресечения будет избран домашний арест, а в случае согласия на рассмотрение дела в особом порядке им обещано в качестве наказания условное лишение свободы. Изложенное выше говорит о том, что адвокат сотрудничал с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, что согласно п.3.1 ч. 3 ст. 9 Кодекса несовместимо со статусом адвоката, и кроме того является нарушением ч.5 ст. 6 Федерального закона № 63-Ф3 от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Из смысла, сказанного адвокатом Х. и его реплик в ходе судебного разбирательства вытекает, что, заведомо зная о невиновности подзащитного, он согласился с предъявленным М. обвинением и настаивал на рассмотрении дела в особом порядке до его поступления в суд. В последующем отказался от особого порядка, поскольку якобы оперативники и орган следствия не выполнили свою часть соглашения. Необходимо отметить, что уголовное дело в отношении подсудимого М. рассматривалось судом в открытом судебном заседании в присутствии большого количества граждан не сведущих в юриспруденции, а громогласные заявления подобного рода со стороны адвоката отнюдь не способствуют укреплению законности и правопорядка. Своими действиями адвокат Х. нарушил вышеприведенные нормы Кодекса и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Из письменных объяснений адвоката Х. следует, что он защищал интересы М. как на предварительном следствии, так и в суде. Он задавал подзащитному вопрос, если ты не виновен, может будем защищать твои интересы в рамках закона и доказывать твою невиновность, на что М. ответил, что ему сотрудники обещали в случае признания вины они попросят прокурора и ему дадут полтора года условно. Желание клиента не имею права игнорировать, поэтому решил защищать его интересы в рамках его решения и делания. Но в связи с тем, что содержание под стражей постоянно продлевалось, М. стал нервничать, ведь ему обещали отпустить его под подписку, на что у адвоката не было ответа, так как в этом он участия не принимал. Затем перед судом М. ему публично заявил, что не желает рассмотрения дела в особом порядке. По поводу своих высказываний пояснил, что этику адвоката он не нарушал, он верен ей и закону, а то что он говорит правду тем самым желая, чтобы правоохранительные органы и прокуратура были более принципиальны, предоставляя факты о виновности задержанных, а не слушать бред и фантазии, которые вынуждены подписывать лица, привлекаемые к уголовной ответственности.
Распоряжением Президента АП РД от 14.03.2017 по представлению Вице-Президента АП РД возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Х. о привлечении его к дисциплинарной ответственности.
В соответствии со ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий (бездействия) судей и лиц, участвующих в деле, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.
Квалификационной комиссией был исследован протокол судебного заседания Избербашского городского суда РД от 26.09.2016, из которого следует, что все отмеченные прокуратурой высказывания были допущены адвокатом в ходе прений сторон, которые согласно ст. 292 УПК РФ являются частью судебного разбирательства, состоящей из состязания (спора) сторон, имеющих возможность, анализируя все обстоятельства дела с разных позиций, высказывать свое мнение по существу спора, способствуя формированию внутреннего убеждения судей, объективной оценке ими собранных доказательств и, следовательно, постановлению законного и обоснованного приговора.
То обстоятельство, что адвокат указал в своей речи на нарушения требований законодательства со стороны органов следствия (а именно, фальсификация материалов уголовного дела, применение пыток к его подзащитному, предложения вступить в договор с оперативными службами о том, что в случае признания вины его подзащитному в качестве меры пресечения будет избран домашний арест, а в случае согласия на рассмотрение дела в особом порядке им обещано в качестве наказания условное лишение свободы), является его правовой позицией и мнением, т.к. согласно требований КПЭА и норм УПК РФ адвокат обязан реагировать на всякие нарушения прав своего подзащитного и соответственно обжаловать такие действия.
Обстоятельств, подтверждающих доводы, изложенные в представлении прокурора г. Избербаш о неоднократном допущении со стороны адвоката Х. в ходе рассмотрения дела в суде выражений недопустимого характера в адрес оперативных служб, органов следствия, прокуратуры, пренебрегая адвокатской этикой, Квалификационной комиссией не установлено.
Таким образом, анализ и изучение многочисленных документов, представленных как прокуратурой г. Избербаша, так и адвокатом Х. показывает, что адвокатом никаких нарушений требований законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности и этических норм, установленных КПЭА не допущены. Как усматривается из материалов дисциплинарного производства, адвокат осуществляет свою профессиональную деятельность честно и добросовестно.
Согласно п. 3.1 ч. 3 ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката.
Каких-либо доказательств о сотрудничестве самого адвоката с оперативными службами с целью получения более мягкого наказания для его подзащитного Квалификационной комиссией не установлено, кроме того, изучение представленных документов, показывает, что адвокат осуществлял защиту своего подзащитного строго в рамках требований УПК РФ и законодательства об адвокатской деятельности, соблюдая установленные Кодексом профессиональной этики этические нормы.
В связи с указанными обстоятельствами Квалификационная комиссия 13.04.2017 пришла к выводу о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката Х. вследствие отсутствия в действиях адвоката нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, и Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_169.html