#121

Обзор дисциплинарной практики Адвокатской палаты Республики Дагестан за 1 полугодие 2017 года (фрагмент № 2)

Регион: Республика Дагестан
Итог разбирательства: прекращение ДП по отсутствию нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.23 п.9 подп.2;
Тема: уголовное производство; взаимодействие с судом;
Дата: 30 июн. 2017 г.
Вид документа: Обзор дисциплинарной практики (фрагмент)

Текст документа

03.11.16 г. в АП РД поступило частное определение суда апелляционной инстанции по уголовным делам Верховного суда РД от 25.10.16 г. о ненадлежащем исполнении адвокатом Г. своих профессиональных обязанностей.
Из частного определения суда следует, что защиту А. на стадии рассмотрения уголовного дела в суде осуществлял адвокат Г., представивший удостоверение и ордер № 8 от 20.01.2016 г. Между тем, как следует из письма Президента АП РД Бейбутова А.И., решением Совета АП РД от 28.05.2016 года статус адвоката Г. был прекращен, то есть правомочий осуществлять защиту А. в суде первой инстанции у Г. с 28.05.2016 года не имелось. Однако, как усматривается из материалов уголовного дела, адвокат Г. 01.06.2016 года, то есть будучи лишенным статуса адвоката, участвовал в прениях. В частном определении суда отмечается, что согласно ч. 3 ст. 17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» - «лицо, статус адвоката которого прекращен не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, а также занимать выборные должности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов». Таким образом в частном определении утверждается, что уголовное дело судом 1 инстанции рассмотрено фактически без участия защитника, поскольку лицо, осуществляющее его защиту, был лишен статуса адвоката, что в соответствии с ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ, явилось основанием для отмены судебного решения. Указанные обстоятельства, говорится в частном определении суда, свидетельствуют о несоблюдении адвокатом Г. требований закона при осуществлении защиты А. при рассмотрении уголовного дела в Советском районном суде г. Махачкалы. О прекращении своего статуса адвоката Г. в известность суд не поставил, что повлекло вынесение незаконного приговора.
Распоряжением Президента АП РД от 23.11.2016 на основании частного определения суда апелляционной инстанции возбуждено дисциплинарное производство в отношении адвоката Г.
Письменных объяснений по существу жалобы адвокат не представил, однако явился на заседание Квалификационной комиссии и пояснил, что осуществлял защиту гражданина А. по соглашению, заключенному с его братом. 28.05.16 Адвокатской палатой РД был прекращен его статус адвоката. 1 июня 2016 г. он продолжил участвовать в прениях, т.к. думал, что решение Совета АП РД от 28.05.2016 еще не вступило в законную силу и у него есть 30 суток с момента его вынесения.
Исследовав материалы дисциплинарного производства и заслушав объяснения адвоката, Квалификационная комиссия пришла к следующим выводам.
Решением Совета АП РД от 28 мая 2016 г. адвоката Г. был привлечен к дисциплинарной ответственности с привлечением к мере дисциплинарной ответственности в виде «Прекращения статуса адвоката».
Данное решение Совета АП РД адвокатом было обжаловано в суд.
Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 13 сентября 2016 г., вступившим в законную силу 20.10.16 г. исковое заявление Г. удовлетворено и решение Совета АП РД от 29.05.16 г. признано незаконным и отменено.
Решением Совета Адвокатской палаты РД от 29 октября 2016 г. статус адвоката Г. на основании решения Советского районного суда г. Махачкалы от 13.09.2016 г. был восстановлен.
Согласно ч. 2, 3, 4 ст. 17 ФЗ РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуры в Российской Федерации" лицо, статус адвоката которого прекращен, не вправе осуществлять адвокатскую деятельность, а также занимать выборные должности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов. Нарушение положений настоящего пункта влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.
Поскольку законом не предусмотрены государственная регистрация и лицензирование адвокатской деятельности, статус адвоката прекращается на основании решения совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации и данное решение вступает в силу незамедлительно (Апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 15 января 2013 г. по делу N 33-69/2013).
Из частного определения суда апелляционной инстанции усматривается, что адвокат Г. 1 июня 2016 г., уже будучи лишенным статуса адвоката, в качестве защитника участвовал в прениях сторон по уголовному делу в защиту интересов А. на основании ордера № 8 от 20.01.16 г.
Из всего этого усматривается, что нарушение ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» адвокатом Г. совершено в период, когда он уже не обладал статусом адвоката.
Для принятия решения по данному дисциплинарному производству АП РД обратилось в ФПА РФ за разъяснениями, из которых следует, что независимо от мнения о недопустимости с точки зрения адвокатской этики оказания Г. каких-либо видов юридической помощи в качестве адвоката в период с 28.05.2016 по 20.10.2016, в данном деле следует применить исключительно формально-юридический подход и, с учетом решения Советского районного суда г. Махачкалы от 13.09.2016, прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката Г. на основании пп.2 п.9 ст. 23 КПЭА.
В связи с указанными обстоятельствами Квалификационная комиссия пришла к выводу о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката Г. вследствие отсутствия в действиях адвоката нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

http://advokatrd.ru/disciplinary-practices/disciplinary-practices_169.html