#111

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской Области от 14 января 2016 года № 14/01-16

Регион: Московская область
Итог разбирательства: наличие нарушения норм ФЗ и КПЭА;
Статья ФЗ:
Статья КПЭА: КПЭА ст.15 п.1; КПЭА ст.18 п.1;
Тема: по жалобам адвокатов;
Дата: 14 янв. 2016 г.
Вид документа: Заключение квалификационной комиссии АП

Текст документа

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области в составе:
− И.о. Председателя комиссии: Толчеева М.Н.
− заместителя председателя комиссии: Абрамовича М.А.
− членов комиссии: Рублёва А.В., Бабаянц Е.Е., Золотарёвой Н.М., Земсковой Н.В., Володиной С.И., Фомина В.А.
− при секретаре Никифорове А.В.;
− с участием адвоката Т.И.Д. и адвоката-заявителя К.Е.Е.
рассмотрев в закрытом заседании дисциплинарное производство, возбужденное распоряжением президента АПМО от 25.12.2015 г. по жалобе адвоката К.Е.Е. в отношении адвоката Т.И.Д.,

У С Т А Н О В И Л А:

16.12.2015 г. в АП МО поступила жалоба адвоката К.Е.Е. в отношении адвоката Т.И.Д., в которой сообщается, что адвокатом Т.И.Д. в отношении К.Е.Е. распространяются сведения порочащего характера. В оскорбительной и циничной форме адвокат излагает в отношении нее ничем не подтвержденную и не соответствующую действительности информацию, путем подачи заявлений в Президиум МОКА и Президенту АПМО. 13.01.2016 г. от адвоката К.Е.Е. поступила дополнительная жалоба, в которой она уточняет, что адвокатом Т.И.Д. допустил следующие высказывания:

«Это безграмотная адвокат и очень безграмотная заведующая. … почти тридцать лет до своего назначения на должность заведующей была серенькой мышью, ничем себя не проявляла…»;

«… раз она через тридцать лет села в столь значимое для неё кресло заведующего, то к ней вернулся разум, которым она не владела»;
«(Сейчас – член ревизионной комиссии АП МО), причём это не за счёт деловых качеств, а в большей степени за счёт «лизнуть»;
«К. по своим показателям занимала одно из последних мест среди адвокатов»; «Но то, что К.Е.Е. – совершенно безграмотный человек: и как адвокат, и как заведующая – у меня нет никаких сомнений»;
«Хотя К. и соврать недолго»;
«Почему я дежурю, а К. с шапкой собирает деньги»;
«Зная ненасытную любовь К. к деньгам, некоторые адвокаты называют это её алчностью»;
«Сейчас, оценивая работу Т., можно сказать, что грубых нарушений у него не было. Ну, выпивал мужик. К. тоже пьёт.»;
«Кстати, и фонд прекратил существование из-за пьянок и гулянок К.»; «К. заинтересована поменять весь состав, чтобы в консультации осталось меньше адвокатов, которые на протяжении многих лет знают низкий уровень её деловых качеств, как она проедала и пропивала общественные деньги».

В жалобе ставится вопрос о принятии дисциплинарных мер к адвокату.
К жалобе приложено заявление адвоката К.Е.Е. и обращение адвоката Т. И.Д., а также приложен «Акт проверки движения денежных средств по общественной кассе (ОК) М. филиала МОКА» от 04.02.2009 г., и «Список адвокатов М. филиала МОКА», объявления, обращений Т.И.Д. в Президиум МОКА.
Адвокатом Т.И.Д. не представлено письменных объяснений в отношении доводов представления.
В заседании комиссия адвокат К.Е.Е. поддержала доводы жалобы, дополнительно пояснила, что на протяжении тринадцати лет она подвергается нападкам со стороны Т.И.Д. Эти нападки выходят не только за рамки взаимоотношений в филиале, но и за рамки г. М.. В 2012 г. Т. подавал жалобу в Президиум МОКА, была назначена проверка, которая не подтвердила доводов жалобы. Жалоба 2012 г. была корректной, но жалоба 2015 г. является оскорбительной, унижает честь и достоинство адвоката.
Адвокат Т.И.Д. на вопросы членов комиссии пояснил, что адвокат К.Е.Е. сделала выборку из его жалобы, если посмотреть её целиком, то там содержатся и факты. Это заявление было «криком души». Адвокат Т.И.Д. также пояснил, что он борется за авторитет адвокатского образования и согласен, что допустил некорректные высказывания, но иначе не мог привлечь внимание к проблемам филиала, и приносит свои извинения.
Рассмотрев доводы жалобы и прилагаемых документов, заслушав стороны, комиссия приходит к следующим выводам.

Фактические обстоятельства рассматриваемого дисциплинарного производства не отрицаются сторонами и подтверждаются приложенным к жалобе заявлением Т.И.Д. в Президиум МОКА и Президенту АП МО.
Согласно п. 1 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.
Данная норма не имеет каких-либо исключений и подлежит неукоснительному исполнению независимо от того, допущены ли соответствующие выражения в устных высказываниях или письменных документах, идёт ли речь о взаимоотношениях адвокатов в процессе защиты прав своих доверителей или о взаимоотношениях внутри адвокатского образования.

В отношении правил адвокатской этики во взаимоотношениях между адвокатами доктринальным стало мнение о том, что «уважение к своему товарищу по профессии, его личности, деловой и общественной репутации должно быть руководящим правилом для каждого адвоката, нравственной обязанностью которого является забота о достоинстве носимого звания и престижа адвокатуры. Это – азбука адвокатской этики, так как не может ожидать к себе уважения та организация, члены которой не проявляют в своих отношениях взаимной вежливости, такта и неизменной корректности…» (Ватман Д.П. Адвокатская этика. М. 1977. С. 56).

Поэтому независимо от побудительных причин, заставивших адвоката Т.И.Д. включить в своё обращение в Президиум МОКА и Президенту АП МО выражения, о которых говорится в жалобе адвоката К.Е.Е., использование таких выражений недопустимо.
На основании изложенного, комиссия приходит к выводу, что адвокатом Т.И.Д. допущено нарушение п. 1 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката.
При вынесении решения Квалификационная комиссия принимает во внимание, что меры дисциплинарной ответственности, предусмотренные ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодексом профессиональной этики адвоката, применяются лишь в случае нарушения адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной деятельности адвоката, совершенных умышленно или по грубой неосторожности (ст. 18 п.1 Кодекса профессиональной этики адвоката).
Проведя голосование именными бюллетенями, руководствуясь п.7 ст.33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п. 9 ст.23 Кодекса профессиональной этики адвоката, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Московской области дает

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  • о наличии в действиях (бездействии) адвоката Т.И.Д. нарушения п. 1 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката, выразившееся том, что адвокат в обращении, направленном в Президиум МОКА и Президенту АП МО, допустил в отношении адвоката К. Е.Е. высказывания, перечисленные в её жалобе от 13.01.2016 г.


И.о. Председателя Квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Московской области Толчеев М.Н.

http://www.apmo.ru/?show=qualification_commission_solutions_archive